Статья «Человек. Андроид. Паразит»

В журнале «Художественная культура», № 3 за 2021 год, опубликована статья «Феномен технологического. Гуманитарные аспекты», авторами которой выступили Соколов К.Б., Сиюхова А.М., Дворник Ф.С., Быканова Е.В., Спутницкая Н.Ю., Гуров О.Н.

Полностью статью можно скачать здесь или на сайте журнала «Художественная культура».

Часть статьи, подготовленная Олегом Гуровым, доступна ниже по тексту, также ее можно скачать здесь.

При цитировании просьба использовать ссылку:

Соколов К.Б., Сиюхова А.М., Дворник Ф.С., Быканова Е.В., Спутницкая Н.Ю., Гуров О.Н. Феномен технологического. Гуманитарные аспекты // Художественная культура. — 2021. — №3. — С. 564-599.

Гуров Олег Николаевич, MBA, преподаватель, ИОМ РАНХиГС, Москва ORCID ID: 0000-0002-8425-1338

gurov-on@ranepa.ru

Gurov Oleg N., MBA, lecturer, IOM RANEPA, Moscow

ORCID ID: 0000-0002-8425-1338

gurov-on@ranepa.ru

ЧЕЛОВЕК, АНДРОИД, ПАРАЗИТ

Разнородные элементы общественной жизни, ранее не взаимодействовавшие и не пересекавшиеся, сливаются сегодня в один поток. Происходит размывание ключевых категорий культуры, гуманитарное поле обогащается (или же заражается) новой проблематикой. Эти явления обязаны технологическому совершенствованию и проникновению цифровых технологий в жизнь человека. Следствие этих процессов – изменение культурно-генетического кода цивилизации, трансформация человеческой природы.

Мы являемся невольными участниками мощных тектонических процессов, одновременно конвергентных и дивергентных. С одной стороны, глобализация политики, экономики и социально-культурной сферы дает нам видение планетарного масштаба. Сжимаются время и пространство, их использование становится более интенсивным. С другой стороны, коммуникация и взаимодействие переходят буквально на уровень ДНК. Новый сериал «Единственный» (The One, 2021) Д. Лавринга и др., в основе сюжета которого мысль, что единственную любовь жизни можно найти с помощью ДНК-теста, для современного зрителя является триллером, детективом, любовной драмой, но уже не фантастикой.

Биологическое и технологическое (включая цифровое) начала стали равноценными категориями, которые перетекают одна в другую и сливаются, формируя новую систему координат. Пророческий кинофильм «Тэцуо, железный человек» (Tetsuo, the Iron Man, 1989) С. Цукамото визуализирует жутковатый процесс срастания человека с машиной, показывает темную перспективу технологического доминирования над хрупким сознанием и уязвимым телом.

Убедительная метафора радикальной трансформации культурных категорий — строка из стихотворения З. Херберта «Рапорт из осажденного города», написанного в 1983 году: «…единицей обмена стала крыса…» [5]. Д. Делилло использовал эти слова как эпиграф в романе «Космополис» (Cosmopolis, 2003). Это книга об иллюзорности и хрупкости мира, где технологии управляют общественной жизнью и обессмысливают человеческое существование. В 2012 году Д. Кроненберг снял по сюжету романа одноименный фильм, в котором вездесущая «цифра» заставляет человека терять индивидуальность и человечность. Многочисленные эротические сцены лишены страсти и эмоций. Эти кадры демонстрируют отрешенность и закрепощение героев, налицо автоматизация их существования. Основной линией фильма является омертвение главного персонажа. Процесс некроза представляет собой метафору, которая отражает неравноценную подмену естественного (органического, живого) искусственным (технологическим, мертвым).

Роман и фильм — в некотором роде отсылка или как минимум дань уважения экспрессионистскому шедевру, «Метрополису» (Metropolis, 1927) Ф. Ланга, оказавшему большое влияние не только на киноискусство, но и на массовую культуру в целом. В фильме ставится под сомнение положительное значение науки и технологий, на экран выводится образ машины-человека, лишенной морали. При этом механизация и обездушивание определяют существование не только оживленного механизма, но и человеческой элиты, которая продала душу ради рая на земле, и городских рабочих, почти утративших человеческий облик в результате тяжелого и бесперспективного труда.

Такая трансформация человеческой природы осуществляется в рамках насилия глобального, и, по словам Ж. Бодрийяра, подавляет альтернативы негативности. Философ приводит важную характеристику насилия – ядовитость, отмечая, что оно обладает вирусной природой и осуществляется «… через заражение, цепную реакцию и постепенно разрушает весь наш иммунитет и способность сопротивляться» [1, с. 20].

Токсичный и вирулентный мир разворачивается в новые измерения благодаря расширению техносферы. Фундамент культурного иммунитета не обладает необходимой устойчивостью, и множащиеся вызовы распространяются как вирусная инфекция по разным направлениям. Массовая культура уже давно обратила внимание на проблему ускользающей подлинности человеческого существования.

В 1964 году американский писатель-фантаст Д. Галуйе опубликовал роман «Симулакрон-3» (Simulacron-3), действие которого происходит в компьютерной симуляции, созданной для маркетинговых исследований. Искусственный мир с точностью воспроизводит реальность, его обитатели обладают сознанием и живут полноценной жизнью, не сознавая, что являются частью эксперимента. Впервые роман был экранизирован Р.В. Фасбиндером. В фильме «Мир на проводе» (Welt am Draht, 1973) показаны полноценные личности, живущие в симуляции, которые способны испытывать любовь и ненависть, отдавать и требовать заботу и теплоту, проявлять человечность и доверие.

Размывание границ между реальностью симуляции и симуляцией реального позволили нам предложить термин «мета-паразит» в качестве метафоры противоречивости современной культуры [2, с. 41]. В гуманитарном смысле мета-паразит — распространяющийся в информационном обществе аналогично паразитарным инфекциям страх перед непонятными и враждебными явлениями. Мета-паразит возникает в результате синтеза фобий, страхов и панических реакций перед природными, биологическими и социокультурными вызовами, которые приобрели всеобъемлющий масштаб и живут своей жизнью.

В кинематографе это явление ярко визуализировано в первых кадрах «28 дней спустя» (28 Days Later, 2002) Д. Бойла: обезьянам в качестве эксперимента демонстрируют жестокие медиа образы. Животные, зараженные ненавистью и агрессией, передают этот вирус экологическим террористам, которые, в свою очередь, запускают эпидемию. В результате люди в буквальном смысле пожирают друг друга, культурные установки перестают существовать. Связь между различными биологическими видами, медиа вирусом и инфекцией, между культурой и хаосом, не является линейной, но фильм именно о том, что диффузия разнородных явлений запускает взрывную реакцию цивилизационного масштаба.

Приведем еще один пример. Сюжет фильма «Версия 1.0» (One Point O, 2004) Д. Ренфро и М. Торссона основан на взаимодействии компьютерного вируса, уничтожающего труд главного героя-программиста, и зловещего рукотворного нано-вируса. Цель последнего — заразить героев, чтобы управлять их потребительским поведением. Это буквально «Мир на проволоке» наоборот, поскольку персонажи фильма перед тем, как погибнуть от заражения, действующего на нескольких уровнях, достигают высшей степени одиночества и отрешенности, теряют человеческую природу.

Эти примеры мета-паразитарности показывают, как в реальной жизни тесно связаны коммуникация, технологии и заражение, которые сливаются и размножаются в разных измерениях по модели распространения вируса. В реальной жизни пандемия COVID-19 сопровождается срастанием биологической и информационной составляющих: на физическое здоровье человека воздействует коронавирус, а в культурно-информационном пространстве расходится не менее опасный виртуальный двойник. Коронавирусная пандемия сопровождается масштабной инфодемией (информационной пандемией). В экономике наблюдается коронакризис, а врачи на этом фоне заговорили о психической пандемии.

Данный контекст усугубляется неясным статусом технологических инноваций, основанных на моделировании человеческого разума – искусственном интеллекте (ИИ). Технология имеет потенциал распространения во многих ключевых сферах общественной жизни. Непонимание перспектив ИИ в правовом и социальном пространстве будущего вызывает беспокойство и страх. Это чувство распространяются на «носителей» ИИ, на интеллектуальные операционные системы, на андроидов, роботов и пр.

На эту тему в сериале «Воспитанные волками» (Raised by Wolves, 2020) ярко высказались Р. Скотт, Л. Скотт и А. Габасси. Перед зрителями предстает суровый инопланетный мир, где андроиды Отец и Мать воспитывают поколение человеческих детей, чтобы дать начало новой цивилизации, свободной от страхов, насилия и ненависти. К этому времени земной мир уже практически погиб в результате войны между религиозными фанатиками и атеистами, и единственная надежда человечества на выживание – начать все сначала.

Являются ли агрессия, насилие, деструктивность, страх и предрассудки, генами цивилизации и отдельного человека, или это характеристика фенотипа, сложившегося на определенной стадии развития в результате внешних обстоятельств? В сериале ставится на ребро вопрос, кто является более человечным – сам человек или созданный им андроид (идеализированный образ человека, лишенного иррационально-деструктивного начала). Обладает ли человечество паразитарной сущностью, и не в этом ли причина самоубийственного разрушения собственной цивилизации после того, как исчерпаны естественные ресурсы?

Отдельный вопрос, сможет ли человечество построить новый Эдем на чужой планете и найдется ли там место для ИИ, или андроиды создадут идеальный мир, в котором человек со своей сложной судьбой и фатальной страстью к саморазрушению окажется лишним. Похоже, что Р. Скотт смотрит на человечество с довольно мрачных позиций. Фильм «Чужой: Завет», вслед за которым должна выйти новая картина с четким ответом на загадку происхождения Чужого, намекает, что Чужие были созданы андроидом. Однако здесь андроид совсем другого «типа», нежели чем в сериале «Воспитанные волками». Этот андроид был создан человеком, мотивацией которого было тщеславие и желание примерить одежды создателя-демиурга, создать «нового человека» с лучшими интеллектуальными и физическими характеристиками, и подчинить его. В результате складывается нелицеприятная цепочка: человек-создатель, ставящий себя на вершину мироздания – андроид-создатель, воспринимающий себя точно также – Чужой-разрушитель, генетически запрограммированный на тотальное уничтожение окружающего мира.

Говоря об экспрессионисткой форме, Е.В. Сальникова отмечает, что искусство дает широту интерпретаций: «… внутренний мир человека, чудовищное состояние социума, космическая даль и неизвестность, либо бытие подсознательного, но может быть — и сон, и знак цивилизации будущего» [4, с. 341]. Мы считаем, что это описание подходит и для современной художественной рефлексии. Сегодня массовая культура и научная мысль сходятся в том, что для благополучного развития человечество должно взглянуть в зеркало и увидеть в собственном отражении качества, которые обычно приписывают врагам и оппонентам. Этот взгляд позволит преодолеть многие иррациональные и разрушительные тенденции и сосредоточиться на диалоге, созидании и предотвращении мета-паразитарности.

Кинофантастика демонстрирует и огромный потенциал человеческой природы. По сюжету фильма «Последняя любовь на Земле» (Perfect Sense, 2011) Д. Маккензи, человечество поражено эпидемией болезни, от которой у людей одно за другим отмирают органы чувств. Однако эта страшная утрата не расчеловечивает и не отправляет в небытие, а напротив – окрыляет. После разрушения всех надстроек и исчезновения соблазнов, главные герои оказываются способными преодолеть препятствия и пересилить страхи, полностью открыться друг другу, «… довериться последнему «совершенному чувству»…», которому по силам любые кризисы и пандемии [3, с. 349].

Библиографический список:

  1. Бодрийяр Ж. Насилие глобализации // Логос. 2003. № 1. С. 20-23.
  2. Гуров О. Н. «Метапаразит» как феномен современной массовой культуры // Межкультурная коммуникация: Запад–Россия–Восток: Материалы Международной студенческой научно-практической конференции, Новосибирск, 08-10 ноября 2017 года). Новосибирск: Изд-во НГПУ, 2018. С. 41-47.
  3. Михеева Ю. В. Разум или чувства? Стратегии звукового решения фильмов о пандемии // Искусство в контексте пандемии: медиатизация и дискурс катастрофизма: Коллективная монография. [б. м.]: Издательские решения, 2020. 664 с.
  4. Сальникова Е.В. Экспрессионизм в кино: энергия отказа от понимания классической гармонии // Художественная культура. 2021. № 1. С. 337-341.
  5. Херберт З. Стихи // Иностранная литература. 1998. № 8. URL: https://magazines.gorky.media/inostran/1998/8/stihi-53.html (дата обращения 10.05.2021)

References:

  1. Baudrillard J. Nasilie globalizacii [The violence of globalization]. Logos. 2003, no. 1. pp. 20-23. (In Russ.)
  2. Gurov O. N. «Metaparazit» kak fenomen sovremennoj massovoj kul’tury [«Metaparasite» as a phenomenon of modern mass culture]. Mezhkul’turnaja kommunikacija: Zapad–Rossija–Vostok: Materialy Mezhdunarodnoj studencheskoj nauchno-prakticheskoj konferencii, Novosibirsk, 08-10 nojabrja 2017 goda. Novosibirsk, Izd-vo NGPU Publ., 2018. pp. 41-47. (In Russ.)
  3. Miheeva Ju. V. Razum ili chuvstva? Strategii zvukovogo reshenija fil’mov o pandemii [Reason or feelings? Strategies for sound solutions for films about a pandemic]. Iskusstvo v kontekste pandemii: mediatizacija i diskurs katastrofizma. Kollektivnaja monografija, [b. m.], Izdatel’skie reshenija Publ., 2020. 664 p. (In Russ.)
  4. Sal’nikova E.V. Jekspressionizm v kino: jenergija otkaza ot ponimanija klassicheskoj garmonii [Expressionism in Cinema: Energy of Refusal to Understand Classical Harmony]. Hudozhestvennaja kul’tura Publ.,  2021, no. 1. pp. 337-341. (In Russ.)
  5. Herbert Z. Stihi [Poems]. Inostrannaja literatura. 1998. no 8. . Available at: https://magazines.gorky.media/inostran/1998/8/stihi-53.html (accessed 10.05.2021). (In Russ.)
Олег Гуров. Мета-паразит.
Олег Гуров. Мета-паразит. 2021. Бумага, ручка, фото, коллаж. 30 х 21 см.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *