ЦИФРОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В НЕПРЕРЫВНОМ ОБРАЗОВАНИИ: ВЫЗОВЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

В сборнике материалов II-й Всероссийской с международным участием научно-практической конференции, посвящённой 90-летию Удмуртского государственного университета (Ижевск, 29 января 2021 г.) «КЛАССИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ» опубликована статья Олега Гурова «ЦИФРОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В НЕПРЕРЫВНОМ ОБРАЗОВАНИИ: ВЫЗОВЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ».

Статью можно скачать здесь, также полный текст статьи представлен ниже.

При цитировании просьба использовать ссылку:

Гуров О.Н. Цифровые технологии в непрерывном образовании: вызовы и перспективы // Классический университет: история и современность: материалы II-й Всероссийской с международным участием научно-практической конференции, посвящённой 90-летию Удмуртского государственного университета; Ижевск, 29 января 2021 г. / отв. ред. и сост. В. В. Пузанов, Д. В. Репников. — Ижевск: Издательский центр «Удмуртский университет», 2021. — С. 359-366.

О.Н. Гуров

г. Москва (Россия)

ФРТ ИОМ РАНХиГС, экспертный совет по управлению экономикой знаний при Комитете ГД по образованию и науке

ЦИФРОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В НЕПРЕРЫВНОМ ОБРАЗОВАНИИ: ВЫЗОВЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Аннотация. Происходящие во всех сферах жизни события, в том числе, системная трансформация рынка труда, диктуют необходимость развития непрерывного образования, концепция которого была проработана и исследована многими исследователями достаточно давно. Развитию непрерывного образования благоприятствуют процессы цифровизации, в которую вовлечены многие общественные системы, в том числе, образовательная. Однако, сам по себе цифровизация образовательных процессов не является панацеей, и для достижения положительных результатов необходимо применение комплексного подхода, который позволит адаптировать экономическую, административную и социальную управленческие модели, таким образом, чтобы они учитывали важное значение, которое сегодня придается в мире созданию, развитию и повышению качества человеческого капитала. Именно он олицетворяет интеллектуальный потенциал государства и представляет собой главную составляющую национального богатства. В этих условиях формирование эффективной системы непрерывного образования позволит обеспечить социально-экономическую стабильность в обществе и достойно конкурировать на международном рынке человеческого капитала.

Ключевые слова: непрерывное образование, рынок труда, цифровая трансформация, метапаразит, цифровая грамотность

В первую очередь необходимо определить, что означает сам концепт «непрерывное образование» в современных реалиях. Непрерывное образование/обучение, образование/обучение на протяжении всей жизни или в течение всей жизни – синонимы ли это, или у каждого термина есть своя специфика? Говорим ли мы в первую очередь о деятельности, которую планируют, организуют и реализуют общественные институты в целях улучшения социальных показателей и повышения уровня культуры в обществе, или речь идет о системе непрерывной переподготовки кадров для строго хозяйственных целей?

Нельзя не отметить, что понятие «на протяжении всей жизни» может ассоциироваться с тем, что современное общество не оставляет человеку выбора, фактически принуждая его находиться в постоянном движении, совершенствовать навыки, оставаться открытым к динамике общественных процессов. В статье мы постараемся показать, что эти требования на самом деле направлены на улучшение многих критических сторон общественной жизни и обладают потенциалом качественного изменения ряда «болезненных точек» в социальной сфере. Далее под непрерывным образованием мы будем подразумевать широкий круг процессов и практик:

  • обучение/образование в течение всей жизни;
  • образование взрослых, в том числе, для освоения ими новых профессий;
  • совершенствование профессионального уровня в системном смысле [4].

При этом начало теоретических рассуждений о непрерывном обучении относится к работам чешского мыслителя и педагога Я. А. Коменского (1592-1670), который описал и обосновал систему обучения/образования в соответствии с возрастом человека и определил содержание обучения для каждой школы, от момента рождения до «школы умирания» [6].

Не претендуя на хоть сколько-то полное описание истории исследования феномена непрерывного обучения, отметим, что немецкий педагог А. Капп в первой половине XIX века ввел термин «андрагогика» для описания направления в образовании для взрослых людей, в том числе особенностей руководства такой деятельностью, а также обосновал потребность в обучении в течение всей жизни человека. Американский писательЭ. К. Линдеман в книге «Значение образования взрослых» (1926 г.) отметил, что образование взрослых должно быть организовано не на формальных учебных планах, а основываться на образовательных возможностях, имеющихся в повседневной жизни, на практических кейсах и эмпирических результатах [8].

В 1970ых годах в Европе открылась новая глава в исследовании и уже системного продвижения непрерывного обучения – масштаб обсуждения поднялся на самый высокий уровень. В рамках деятельности Совета Европы был создан Комитет по внешкольному образованию, который вывел образовательную политику для всех возрастов на государственный и международный уровень. При этом еще ранее, в 1949 году, ЮНЕСКО провела международную конференцию по образованию взрослых, которая с тех пор проводится каждые 12 лет. На этом уровне непрерывное образование определяется как совокупность различных процессов обучения, посредством которых взрослые люди развивают свои способности, получают новые знания, а также повышают техническую или профессиональную квалификацию для удовлетворения как личных, так и общественных потребностей [10].

Сегодня едва ли возможно сомневаться в актуальности непрерывного образования. Самым очевидным является то, что сейчас рынок труда меняется качественно и кардинально. В одних сферах он ужимается, определенные профессии становятся невостребованными, в других областях — напротив, наблюдается сегодня или пока только прогнозируется нехватка профессионалов. В отчете ВЭФ «COVID-19: Великая перезагрузка» авторы К. Шваб и Т. Маллере отмечают, что образование само по себе представляет собой перспективную сферу с точки зрения формирования рабочих мест, и что еще важнее, способствует мультипликативному социальному эффекту, выражающемуся в потенциале занятости и долгосрочных выгодах для общества в обеспечении равенства, социальной мобильности и инклюзивного развития [9]. Эти явления свидетельствует, что непрерывное образование являются насущной потребностью, а его требования — это данность, требующая создания условий, комплексных и системных.

Однако также как и концепция непрерывного образования не является изобретением последних лет, так и с системными проблемами на рынке труда мир сталкивается не впервые. Можно вспомнить историю американского «Ржавого пояса», северо-востока и Среднего Запада США, где в результате деиндустриализации за последнюю половину столетия занятость населения в обрабатывающей промышленности уменьшилась с 40% (около 20 млн) в конце 1980-ых до менее чем 9% (12 млн) в 2015 г [7]. Несложно вспомнить, какие потрясения претерпело общество в период «промышленной революции» конца XVIII — первой половины XIX в., коренным образом изменившей привычные системы труда и шире — образ жизни во многих социальных стратах.

Немного отойдя в сторону, отметим, что панацея от таких потрясений, по крайней мере, в концептуальном поле, тоже лежит в истории. Это модель универсального индивида, человека эпохи Возрождения. Хотя мы помним, что термин «полимат» имеет гораздо более давнее происхождение и относится еще к Античности, а универсальный человек, а настоящие энциклопедисты встречались на протяжении всей истории. В России самым ярким представителем таких людей был М.В. Ломоносов, достигших высот во многих направлениях практической деятельности, в естественных и гуманитарных науках, и даже в искусстве.

Сегодня для воспитания такой личности возможностей много больше, чем в предыдущие исторические периоды. Отметим, что такое направление мысли было близко педагогам много десятилетий назад. Ещё Н.К. Крупская писала, что целью педагогической деятельности является формирование всесторонне развитой личности, обладающей яркой индивидуальности. При этом она же отмечала, что для такого развития требуется создание оптимальных условий [5]. И здесь мы подходим к вопросу цифровизации образовательных процессов. На первый взгляд очевидно, что цифровые технологии предоставляет самые благоприятные условия по своей «природе». Однако все не так просто, мы имеем дело с комплексной задачей: цифровизация образовательных процессов требует совершенствование экономических, административных и социальных управленческих моделей.

На сегодняшний день мы уже погрузились в интенсивную цифровизацию образования. Это произошло де факто, точнее сказать, мы оказались в ней явочным порядком. Поэтому на текущем этапе представляется целесообразным не только прогнозировать перспективы и возможности, риски и угрозы, но и (а, возможно, вынужденно, и в первую очередь) сложности текущей ситуации, в которой мы находимся как специалисты и пользователи. Более того, перед нашими глазами целый ряд неудачных попыток реализации масштабных управленческих решений в недавнем прошлом. Например, при подготовке и проведении пенсионной реформы отсутствовал комплексный подход, и реакция общества оказалась настолько острой, что урегулирование социального напряжения осуществлялось на уровне Президента России Владимира Путина[1]. Поэтому разговор о необходимости непрерывного образования — проблема большого масштаба. Это вопрос, имеет ли общество и граждане право на эффективное управление. Ответ, безусловно, положительный, поскольку такие права прописаны в статьях 32-33 Конституции РФ [3]. Понятно, что все озвученные вопросы — рынок труда и социальная сфера, цифровизация процессов и политика — все эти сферы многоуровневые, и все они связаны между собой в первую очередь тем, что для подготовки и разработки актуальных на сегодняшний день управленческих моделей и концепций управления, важно создание системы подготовки кадров для их реализации.

Ситуация осложняется тем, что расходная часть таких процессов не всегда напрямую коррелируется с социальной ценностью той или иной деятельности. В таких условиях эффективным вариантом развития может стать создание институтов государственно-частного партнерства в этих областях, которые выполнят две важнейшие задачи — обеспечат инвестиции и позволят вовлечь общества в процессы управления требуемыми изменениями.

Отметим, что востребованность непрерывного образования относится не только к получению новой профессии или повышению профессиональной квалификации, но и к обретению необходимых компетенций в областях, которые мы привыкли относить к частным и повседневным. Это еще одно подтверждение, насколько взаимосвязаны сегодня все общественные процессы. Говоря о запросе на непрерывное образование, необходимо обратиться к запросу на компетентность в области финансовой и цифровой грамотности. В первую очередь, этот запрос сформулирован самим обществом, субъектами экономических и социальных отношений. Очевидно, что финансовая и цифровая грамотность — один из рычагов повышения производительности труда. Это простой и не вызывающий сомнений в эффективности инструмент роста благосостояния населения и, следовательно, улучшения экономической ситуации в стране.

Сфера достижения финансовой и цифровой грамотности требует особого внимания, и ее неудовлетворительное состояние иллюстрирует поведение российского населения, которому оно следует в отношении собственных сбережений. Это стратегический вопрос, и существует прямая взаимосвязь между тем, насколько граждане осознают риски и возможности финансовых инструментов, и насколько успешно или неудачно реализуются государственные интересы. В этой области, к сожалению, не наблюдается целенаправленной и эффективной работы по повышению финансовой грамотности. В частности, реализация проекта Министерства финансов «Содействие повышению уровня финансовой грамотности населения и развитию финансового образования в Российской Федерации» стоимостью более 200 млн долларов США, не позволяет оценить какую-либо пользу от всех этих мероприятий, как заявлено в отчете Счетной палаты РФ. Эксперты дают частные прогнозы и советы, комментарии и рекомендации — и это не только не системно, но зачастую вызывает просто негативную общественную реакцию. Достаточно вспомнить бурную реакцию россиян на заявление главы упомянутой выше Счетной палаты о возможном изъятии государством денежных средств физических лиц, размещенных в российских банках[2]. Всё это ярко демонстрирует, как отсутствие единой концепции приводит к росту социального напряжения. Складывается своего рода порочный круг. В этих условиях представляется, что создание единой комплексной программы повышения цифровой и финансовой грамотности населения — задача общегосударственного масштаба и характера, требующая для реализации в первую очередь выработки общего инструментария. Среди основных инструментов, в первую очередь, создание общеобразовательных программ, но все это было бы бессмысленным без установления правил игры со стороны законодателей, в рамках которой необходимо, в частности, проводить системную и продуманную работу с цифровым и финансовым мракобесием, которое включает несколько направлений.

В первую очередь, речь идет о невообразимых по антинаучности алармистских идеях, например, призывающих к отказу от открытия банковских счетов по псевдорелигиозным соображениям, и тому подобное. Обилие таких кейсов должно настораживать, поскольку мы живем в состоянии инфодемии, в которой сложно найти различие между правдой и ложью, профессиональным и любительским суждением, научной и антинаучной мыслью. Инфодемия распространяется метапаразитарным способом, если понимать под метапаразитом метафору страха перед непонятными и враждебными явлениями, которые в условиях информационного общества распространяются подобно паразитарным инфекциям. [2]. В этих условиях подобные деструктивные идеи имеют тенденцию распространяться в колоссальных масштабах и оказывать большое влияние на общественную жизнь. Это серьезная угроза финансовой и цифровой грамотности и многосторонняя проблема, требующая комплексного решения. С другой стороны, магическая вера населения в альтернативные финансовые инструменты, связанные к криптовалютами и другими продвинутыми технологиями, представляют собой не меньшую угрозу — как минимум это весьма уязвимая область для различного рода злоупотреблений и преступлений. Для работы в этом направлении необходимо обеспечить цифровое и финансовое просвещение в такой же степени, как и активизировать работу правоохранителей.

Таким образом, представленный контур проблем заставляет задуматься о необходимости разработки комплексной программы, которая позволит соответствующим образом распределить ресурсы и усилия государства, чтобы охватывать все возрастные группы населения, начиная с учеников младших и средних классов, и заканчивая пенсионерами. Каждый сегмент требует особого подхода, и при формировании дорожной карты мы можем свериться с уже имеющимся международным опытом.

Известно, что в школах Великобритании проводятся специальные занятия по финансовой грамотности и по организации правильных покупок в магазинах. Программы обучения создаются на основе инструментов геймификации и учитывают особенности детской психологии. Юных граждан обучают методологии того, как правильно распределять собственные материальные ресурсы даже в самых повседневных делах. Для взрослых существует много офлайн и онлайн практических учебных курсов по тому, как управлять семейным бюджетом, как правильно распределять расходы на покупках в праздничные периоды, как экономить в период распродаж[3].

Создание и распространение в обществе условий для понимания таких возможностей, как подсчитано, позволяющих экономить существенную часть бюджета домохозяйства, является важным вкладом в достижение финансовой грамотности, и представляет собой важный компонент непрерывного образования.

Примеры из мировой практики свидетельствуют об успехе программ непрерывного образования, направленных и на старшие возрастные группы, в частности, на пенсионеров. В отношении этого сегмента решаются различные задачи, в рамках которых представители старшего поколения получают возможность улучшить финансовое положение, но и в новом качестве вовлечься в общественную и экономическую жизнь. В странах Северной Европы за счет успешной реализации программ повышения цифровой грамотности пенсионеров, удалось вовлечь ряд лиц старшего возраста в процессы самоуправления, при этом существенно сократить расходы и повысить эффективность муниципального управления, не говоря уже о том, что эти люди обрели дополнительную мотивацию и интерес к жизни.

Итак, полагаем необходимым разработку и принятие законодателями комплексной программы непрерывного образования для различных сегментов. Комплексный характер документа требует привлечения к его подготовке и согласованию экспертов по финансам, образованию и технологиям. Стратегический характер изложенной проблемы обусловлен тем, человеческий капитал и непрерывное образование в качестве инструмента его развития непосредственно определяют интеллектуальный потенциал государства, составляющий основу национального богатства. Развитие всех возможностей в этом направлении необходимо не только для поддержания экономической и социальной стабильности, но и для обеспечения достойных позиций в международном конкурентном рынке человеческого капитала.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Бесчеловечный арбитраж: смогут ли роботы заменить юристов [Электронный ресурс] / РБК. — URL: https://trends.rbc.ru/trends/industry/5d9cb5d79a7947cc3cceea72 (дата обращения 29.12.2020).

2. Гуров О. Н. «Метапаразит» как феномен современной массовой культуры / О. Н. Гуров // Межкультурная коммуникация: Запад–Россия–Восток: Материалы Международной студенческой научно-практической конференции, Новосибирск, 08-10 ноября 2017 г.) / – Новосибирск: Изд-во НГПУ, 2018. – 340 с.

3. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 01.07.2020 N 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ, 01.07.2020, N 31, ст. 4398.

4. Коршунов И.А. Век живи — век учись: непрерывное образование в России / И.А. Коршунов, О.С. Гапонова, В.М. Пешкова. М. : Издательский дом Высшей школы экономики, 2019. – 310 с.

5. Педагогические сочинения. В 10 т. Т.2. Общие вопросы педагогики; Организация народного образования в СССР / Н.К. Крупская. – М. : Изд-во АПН, 1958. – 735 с.

6. Пережовская А. Н. Вклад Я. А. Коменского в развитие педагогической науки [Текст] // Инновационные педагогические технологии: материалы II Междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 27-30.

7. Путилова Е.С. Географические особенности деиндустриализации США во второй половине XX века / Е.С. Путилова // Вестник Московского университета. Серия. 5. География. – 2018. – № 1. — С.102–108.

8. Jackson, Norman J. (2012): Lifewide Learning: History of an idea. In: Jackson, Norman J. (ed): The Lifewide Learning, Education & Personal Development [Электронный ресурс]. URL: http://lifewideeducation.co.uk/sites/default/files/chapter_a1_jackson.pdf (дата обращения: 29.12.2020).

9. Schwab K., Malleret T. Covid-19: The Great Reset. — Geneva Switzerland, World Economic Forum, 2020. — 212 p. [Электронный ресурс]. URL: https://straight2point.info/wp-content/uploads/2020/08/COVID-19_-The-Great-Reset-Klaus-Schwab.pdf (дата обращения: 29.12.2020).

10. Summary report of the International Conference on Adult Education, Elsinore, Denmark, 19-25 June 1949 [Электронный ресурс]. URL: https://unesdoc.unesco.org/ark:/48223/pf0000071263_eng (дата обращения: 29.12.2020).


[1] Подробнее см. Путин: поправки в пенсионное законодательство потребуют дополнительного финансирования [Электронный ресурс] / ТАСС. — URL: https://tass.ru/ekonomika/5628318 (дата обращения 19.12.2020).

[2] На «Финансовой грамотности» чиновники заработали более 200 миллионов долларов [Электронный ресурс] / ГУП Независимая газета. — URL: https://www.ng.ru/economics/2019-03-28/1_7543_finance.html (дата обращения 19.12.2020). Также см. Кудрин предупредил об ударе следующей стадии кризиса по банкам [Электронный ресурс] / РБК. — URL: https://www.rbc.ru/finances/13/04/2020/5e942e2b9a794789aaf7034e (дата обращения 07.04.2019.12.2020).

[3] Подробнее см. A guide to budgeting [Электронный ресурс] / The Bank Workers Charity. — URL: https://www.bwcharity.org.uk/guides/money/budgeting (дата обращения 19.12.2020). Также см. Learning about money and financial literacy needs jokes and games say children [Электронный ресурс] / Bank of England. — URL: https://www.bankofengland.co.uk/news/2020/july/learning-about-money-and-financial-literacy-needs-jokes-and-games-say-children (дата обращения 19.12.2020).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *