Статья Олега Гурова Этичное взаимодействие с интеллектуальными системами

В Томе 15 Выпуск 3 за 2020 год журнала «Искусственные общества» вышла статья Олега Гурова «Этичное взаимодействие с интеллектуальными системами».

Электронный научно-образовательный журнал «Искусственные общества» — уникальное сетевое периодическое издание, объединяющее профессионалов в области исследований искусственных обществ. Высокий научный уровень работ по рецензированию и подготовке материалов, публикуемых в журнале, обеспечивается коллективом Центрального экономико-математического института РАН.

Полный текст статьи можно прочитать на странице журнала  или ниже на этой странице. Также статью можно скачать в формате pdf здесь:

О.Н. Гуров

Институт философии РАН, Москва; ИОМ РАНХИГС, Москва

O.N. Gurov

RAS Institute of Philosophy, Moscow; IOM RANEPA, Moscow

ЭТИЧНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМИ СИСТЕМАМИ

Ethical interaction with intellectual systems

Аннотация

В последнее время проблемы этики приобрели новую актуальность в контексте развития цифровых технологий. Среди них особое место занимают технологии, использующие возможности  искусственного интеллекта, в том числе, интеллектуальные системы. Проникновение таких технологий во многие сферы общественной жизни трансформирует не только образ жизни человека, но и его мироощущение. Перед нами стоит задача провести анализ процессов трансформации общественной жизни и предложить необходимые изменения в законодательство и общественные нормы с учетом актуальных этических требований, которые  еще только следует сформулировать. В этих условиях требуется провести серьезную междисциплинарную работу ради формирования человекоразмерного будущего. В статье делается попытка сформулировать и сгруппировать базовые этические проблемы, проявляющиеся при взаимодействии человека с интеллектуальными системами, которые требуют внимания, анализа и оперативного урегулирования.

Аbstract

Today, ethical issues have taken on new urgency in the context of rapid development and implementation of digital technologies. Among them are technologies that use capabilities of artificial intelligence, including intelligent systems. The penetration of such technologies into many spheres of social life transforms not only a person’s everyday life, but also his paradigm of worldview. Our task is to analyze the processes of society transformation and to propose necessary changes in legislation and social norms, taking into account the necessary ethical requirements that have yet to be formulated. Shaping a human-sized future requires interdisciplinary research. The article attempts to formulate and group basic ethical problems that manifest themselves in human interaction with artificial intelligent systems, which require special attention, analysis and prompt resolution.

Ключевые слова искусственный интеллект, искусственная интеллектуальная система, этика, цифровая этика, этика больших данных, машинная этика.

Key Words artificial intelligence, artificial intelligence system, ethics, digital ethics, big data ethics, machine ethics.

В течение последних лет широко обсуждается проблема этики в контексте развития цифровых технологий, в том числе, основанных на искусственном интеллекте (ИИ). Прорыва в именно этом направлении пока не произошло, однако дискуссия ведется в широком масштабе, что обусловлено необходимостью определить возможные  угрозы и найти адекватные инструменты контроля рисков, которые могут возникнуть в результате трансформации общественных систем из-за внедрения технологий ИИ [1]. Также задачей не только теоретического, но и практического значения, является рефлексия по поводу этической составляющей интеграции систем ИИ в политическую, экономическую и социальную сферы[1].

Проблематика, связанная с этическими аспектами инновационных технологий, стала предметом философского осмысления много раньше, чем появился термин «искусственный интеллект», который, полагаем, имеет революционное значение для культуры, поскольку объединил искусственное и естественное в одной из самых спорных и таинственных категориях — мышлении. Термин «искусственный интеллект» впервые предложил Д. Маккарти в 1955 году  [2], а М. Минский в 1956 г. определил его как науку, целью которой является осуществление с помощью машины задач, которые человек выполняет, используя свой интеллект [3]. Именно поэтому на технологиях, связанных с ИИ, столь интенсивно отрабатываются и апробируются жизнеспособность и пригодность различных форм взаимодействия между человеческим и нечеловеческим, естественным и искусственным, биологическим и техническим.

Однако вспомним, что история этого дискурса началась раньше и насчитывает многие десятилетия. Возможно, М. Хайдеггер был наиболее ярким философом из тех, кто отметил  завораживающую опасность мира, в котором определяющую роль играют технологии [4]. Мыслитель отмечал, что техника отнюдь не нейтральна по отношению к человеку в таком мироустройстве, что именно она несет ответственность за трансформацию привычного природного мира, и понимание техники как что-то  «обыкновенное» — это фатальная ошибка, заплатить за которую человеку придется порабощением. А Н.А. Бердяев еще в начале прошлого века утверждал, что техника является последней любовью человека, который готов изменить даже свою природу под влиянием предмета своей любви [5].

И действительно, сегодня жизнь включает множество продуктов технической цивилизации, и технологическая основа многих категорий, формирующих культуру, оказывает важное влияние на трансформацию и появление новых ценностей, на формирование путей дальнейшего развития. Но помимо того, что подобные явления являются объектом философского осмысления и требуют еще более глубокого анализа, массовая культура также не оказалась в стороне от осмысления возможных вариантов взаимодействия между человечеством и технологиями, поскольку в последние десятилетия продукты инноваций незаметно укоренились в повседневности и даже стали ее основой.

Задолго до того, как ИИ стал интегрироваться в производственные, информационные и другие процессы на практике, сюжет ряда литературных произведений и кинофильмов оказался выстроен вокруг широкого круга этических вопросов, связанных с новыми технологиями. Среди них есть как алармистские сценарии бунта машин и торжества системы тотального контроля, так и сюжеты любовного единения естественных и искусственных душ и тел в различных сочетаниях[2]

С учетом стремительного развития технологий, их совершенствования и распространения, разработка и применение этического кодекса в отношении субъектов и объектов технологий, основанных на ИИ, со временем приобретает не только новое звучание, но и все большие значение и актуальность. Новые условия существования, обусловленные проникновением технологий во все сферы жизни, оказывают влияние на образ жизни, правила и нормы коммуникации, трансформируют само мироощущение человека.  Из истории мы знаем, что не можем позволить себе откладывать решение этих проблем на более позднее время: о неприемлемости использования оружия массового поражения стали говорить только после трагедии Хиросимы и Нагасаки, а проблема пластикового загрязнения вошла в мировую повестку лишь после того, как экологическая катастрофа приобрела мировой масштаб. Цена отсрочки слишком высока, а проблема сама собой не разрешится. Новые технологии бросают вызов и демонстрируют непригодность культурных норм и концептов для новой реальности, и мы не должны ждать, пока риски выйдут из-под контроля или ущерб достигнет критического предела, чтобы начать серьезно относиться к возникшим проблемам. Поэтому необходимо проанализировать процессы, происходящие в общественной жизни, и на основе проведенного анализа заблаговременно внести релевантные изменения в законодательство и общественные нормы. Для этого требуется интеграция различных сфер знания, методологии и практики для осмысления этих процессов в целях формирования человекоразмерного будущего [6].

Интеграция необходима как в рамках научной и исследовательской, так и законотворческой и практической деятельности между государством, академическим сообществом и всем социумом, поскольку данная проблематика охватывает гораздо более широкую область по сравнению с теми, которые в состоянии отработать отдельные институты, организации, сообщества и исследователи. 

Особую актуальность необходимости создания и претворения в жизнь этического кодекса, который станет применимым в полном объеме к технологиям ИИ, придает тот факт, что вокруг этих понятий в настоящее время наблюдается ряд спекуляций.
Они обусловлены множеством причин: отсутствием единого понятийного аппарата для основных определений, безграмотностью и/или ангажированностью, конфликтом интересов у заинтересованных участников. Стоит задача создания новых определений актуальным категориям, которые будут иметь многомерный характер, а также позволят рассматривать явления в новых условиях с различных позиций и в рамках разных систем оценок. Мы считаем, что необходимо в срочном порядке перейти к системному решению этой задачи. Ведь создание и внедрение систем ИИ в различные сферы жизни приобретает все большее значение с каждым годом, вплоть до того, что уже сегодня на практике существуют системы, функционирующие автономно, которые являются настолько значимыми, что несут не только потенциальный, но и реальный риск.

Отметим работу В.А. Кутырова «Естественное и искусственное: борьба миров», в которой исследователь доказывает, что еще к концу прошлого века  «образовались две реальности, «два мира» — мир естественного и мир искусственного… Искусственное стало самостоятельным и его соотношение с естественным определяет нынче содержание любой сколько-нибудь серьезной проблемы» [7]. А.Ю. Алексеев пишет об актуальности исследований  искусственной жизни в качестве важной составляющей развития нано- и биотехнологий с целью создания феномена биологической жизни с помощью цифровых технологий. Кроме этого, искусственная жизнь является ключевым компонентом искусственных обществ, которые в свою очередь служат основой информационных и социокультурных технологий, направленных на исследование всей широты общественной жизни. Это поле открыло путь искусственной личности, которой исследователи приписывают не только сознание и самосознание, но и, в частности, свободу выбора и способность к нравственному вменению – оправданию или осуждению собственных мыслей и поступков [8].

Это доказывает, что исследование принципов этичного поведения интеллектуальных систем имеет сегодня многостороннее значение как с теоретической, так и с практической позиции. Чтобы дать понимание, что мы имеем в виду под интеллектуальной системой, предлагаем рассмотреть достаточно смелый термин «искусственная интеллектуальная система» через ее основные принципы: такая система осуществляет активное взаимодействие с окружающим миром, воспринимая и демонстрируя (в соответствии с имеющимися свойствами и ресурсами) реакцию на направленное воздействие. Степень ее автономности является тем выше, чем более независима система от источников информации и управляющих команд. «Чем меньше система зависит от информационных источников и управляющих команд, тем выше степень ее автономности. Искусственные интеллектуальные системы – это в определенном смысле самодостаточные системы, на которые может возлагаться решение определенного комплекса прикладных задач» [9][3]. С учетом стремительных темпов развития технологий далее мы будем рассматривать интеллектуальные системы именно в таком значении.

Уже сегодня мы можем определить некоторые последствия деятельности интеллектуальных систем, которые обладают как положительными, так и отрицательными характеристиками. С одной стороны, эти системы обеспечивают безопасность и повышают уровень удобства и комфорта в повседневной жизни, с другой же – под вопросом находятся такие неотъемлемые ценности, как свобода, частная жизнь и персональная информация. Становится сложным определить, кто в новых условиях играет доминирующую роль: государство, корпорации или кто-то еще. Идет настоящая борьба даже в сфере цифрового суверенитета, причем это касается не только нашей страны, но и других государств, в том числе, европейских. В июле 2020 года Европейский совет по международным отношениям выступил с заявлением, в котором отмечено, что ЕС больше не может полагаться на урегулирование существующих проблем регуляторными инструментами, и должен войти в число мировых технологических сверхдержав. Не попав в число технологических лидеров во время первой волны развития цифровых технологий, Европа должна в самый ближайший период выработать общую стратегию развития технологий ИИ, которая, в частности,  будет обеспечивать защиту конфиденциальности и других цифровых прав на всем пространстве ЕС [10]. На этом примере мы видим, насколько важная проблематика для самоопределения человека в настоящем и будущем находится сейчас на повестке дня. Наряду с теми возможностями, которые дают интеллектуальные системы, необходимо учитывать и исходящие от них угрозы, несущие социальные последствия. Именно поэтому далее мы будем говорить об этических аспектах функционирования таких систем, о том, насколько их поведение может быть обусловлено этическими парадигмами, нормами, представлениями.

Необходимо найти четкие и общепринятые всеми заинтересованными участниками ответы на вопросы, для чего мы должны и можем использовать интеллектуальные системы, какие полномочия следует передать этим системам, какие риски это несет, и как их возможно контролировать. При этом мы должны понимать, что интеллектуальные системы уже сегодня способны оказывать влияние на социум, и, отмечая необходимость разработки этического кодекса, мы говорим о системе, которая обеспечивает «процессы планирования, целеполагания, выбора и осуществления того или иного поведения» [11].

В ближайшем будущем интеллектуальные системы будут оказывать еще большее влияние на человека и общество. Далее мы постараемся обозначить и сгруппировать основные этические проблемы, возникающие при взаимодействии между человеком и интеллектуальными системами, которые требуют особого внимания, анализа и оперативного урегулирования.

Мы считаем уместным объединить в первую группу два вида вопросов: проблему конфиденциальности персональной информации и надзор с использованием цифровых технологиях, поскольку они обе имеют непосредственное отношение к личным данным и данным, позволяющим идентифицировать субъекта. И если исторически «работа» по этим направлениям являлась прерогативой государства, но сейчас в качестве интересантов, активных участников и потребителей также выступают корпорации и даже отдельные индивиды. Это связано с беспрецедентным расширением цифровой сферы, которая, в том числе, собирает и фиксирует данные и о нецифровых аспектах жизни человека.  Здесь особенно остро проявляются противоречия между ценностями различных акторов, что еще больше обостряет ситуацию в такой чувствительной сфере: для государства ценностью является безопасность и контроль, для бизнеса – эффективность и минимизация издержек, для индивида – неприкосновенность частной жизни и свобода. При этом определенные интеллектуальные системы в явочном порядке обеспечивают как сбор, так и анализ  данных в разрезе отдельных сегментов общества и каждого человека. В этих условиях мы видим необходимость этической оценки следующих вопросов:

• Кто должен обладать правом организации и осуществления надзора за обществом, его отдельными сегментами или индивидами с помощью интеллектуальных систем. Определение возможных границ надзора и безусловной приватности.

• Возможность и условия передачи и/или купли-продажи данных, генерируемых и/или обработанных интеллектуальными системами, в том числе, в пользу или между третьими агентами.

• Оценка этичности бизнес-моделей ведущих мировых корпораций на технологическом рынке (таких как Google, Facebook, Apple и пр.), использующих человеческие слабости для манипуляций и стимулирования зависимостей [12].

• Этичность самой модели «надзорного капитализма», основанного на монетизации данных [13].

• Риск манипуляций реакциями и/или поведением человека, отдельных сегментов общества или всего общества в цифровом пространстве или в физическом мире путем использования инструментов сбора и анализа данных с помощью интеллектуальных систем.

• Проблема прозрачности в принятии решений интеллектуальными системами и обеспечение непредвзятости на всех этапах  их создания и функционирования.

Последняя, а также некоторые другие проблемы, отмеченные выше, входят в сферу «этики больших данных». В ее рамках осуществляется поиск инструментов, которые должны обеспечить принятие адекватной правовой базы, процедур и аудита в отношении всех этапов создания и использования интеллектуальных систем. В этом процессе критически важным представляется обеспечение широкого общественного участия, чтобы гарантировать прозрачность и не допустить ошибок из-за предвзятости и предубеждений, возможно, ненамеренных [14].

Второй пул этических проблем, связанных с развитием интеллектуальных систем, обусловлен необходимостью оценки понятия эффективности. Вне всяких сомнений, технологии ИИ в существенной мере позволяют повысить производительность, и, на первый взгляд, способствовать росту благосостояния. Однако следствием внедрения цифровых технологий является то, что человеческие ресурсы становятся менее востребованными. По меньшей мере, от работников начинает требоваться набор качественно новых компетенций, обрести которые не так просто. При этом система цифровых работников может быть достаточно просто и экономично развернута в различных сферах деятельности, что приводит к существенной трансформации рынка труда уже сегодня[15].

В этой связи возникают следующие вопросы, ответы на которые должны быть сформулированы с учетом этических позиций:

• Необходимость внесения коррективов в систему социальной политики, которые будут направлены на честное распределение расходов и полученных выгод в результате цифровой трансформации государственного управления, бизнеса и других сфер общественной жизни.

• Обеспечение справедливой системы взаимодействия между работниками с разной квалификацией и работодателями в условиях расширенного применения интеллектуальных систем, оказывающих влияние на спрос на рабочую силу. Организация переобучения, переподготовки работников для соответствия требований рынка.

Третья группа этических проблем связана с балансом автономии и ответственности. Каковы пределы «свободы» интеллектуальных систем, кто или что несет ответственность за последствия их деятельности?  Если «быть автономным значит самому устанавливать собственные законы или, другими словами, быть самоуправляемым», то разрыв с тем, чтобы нести ответственность, не наблюдается: «быть автономным значит нести ответственность за собственную жизнь: как за успехи, так и за неудачи. Можно сказать также, что быть автономным значит составлять единое целое с самим собой в том смысле, что быть автономным значит действовать исходя из оснований, которые решающим – но трудно объяснимым – образом являются нашими собственными» [16]. Однако это относится к человеку, к его месту и отношениям в обществе, а что мы можем сказать про интеллектуальные системы и про их взаимодействие с человеком?

Этот вопрос заставляет задуматься о том, достаточно ли адаптировать существующую методологию, или следует пересмотреть само понимание концептов автономии и ответственности через призму того, что интеллектуальные системы в состоянии действовать самостоятельно в той или иной мере уже сегодня. Например, в отношении автономных транспортных средств сейчас ведется дискуссия не только по поводу того, как должна распределяться ответственность в условиях их функционирования, но и вообще насколько этично и целесообразно развивать полностью автономный транспорт [17].

В более широком смысле данные вопросы входят в сферу машинной этики, изучающей, как возможно обеспечить принятие этических решений роботами, компьютерами с ИИ и, собственно, интеллектуальными системами с учетом таких сложных и многогранных факторов, как, социальные ценности, их приоритеты в отдельных ситуациях, например, с учетом различных мультикультурных контекстов [18].

В свете такой постановки задач мы вынуждены предположить, что интеллектуальные системы в некотором смысле способны выступать в качестве искусственных этических агентов, что открывает новую вселенную для изучения взаимодействия между биологическим и искусственным началами и установления этических норм для этого взаимодействия. Сегодня мы обязаны внимательно отслеживать одновременно технологическое и социальное развитие, чтобы не пропустить появление новых проблем, обусловленных развитием интеллектуальных систем и изменениями общества под их влиянием.

Еще раз отметим, что необходимо организовать междисциплинарный диалог, в рамках которого будет осуществлена интеграция теоретического и практического знания, принадлежащего различным сферам мысли и деятельности. Кроме этого, мы должны отдавать отчет, что данная деятельность, несмотря на свою актуальность, обладает колоссальным масштабом.  Поэтому добиться в ней значительных достижений возможно лишь в долгосрочной перспективе. Для этого она изначально должна быть организована в качестве проекта, который, в том числе, обеспечит связь различных поколений и создаст условия для диалога, преемственности ценностей, взаимного обучения и обогащения дискуссии за счет расширения творческого и интеллектуального потенциала.

Для достижения данной цели необходимо не просто создать базу знаний или обеспечить работу платформы для обмена мнениями, но важно сформировать условия для устойчивого и конструктивного взаимодействия между экспертами. Фактором успеха такого проекта станет достижение общего понимания и принятие глубоко осознанных решений, отвечающих интересам развития общества и индивида. Результатом должно явиться формирование новой онтологии, которая позволит взаимно увязать и согласовать этические и технические понятийные системы [19].

Литература:

  1. The Ethics of AI Ethics: An Evaluation of Guidelines // SpringerLink URL: https://link.springer.com (дата обращения: 10.08.2020).
  2. McCarthy J. Recursive Functions of Symbolic Expressions and Their Computation by Machine, Part I. Communications of the ACM, 1960. Т. 3. No 4. P. 184–195.
  3. Horgan J. Profile: Marvin L. Minsky: The Mastermind of Artificial Intelligence (англ.) // Scientific American, New York: Scientific American, Inc., 1993. No 269 (5). P. 14–15.
  4. Дугин А. Г. Мартин Хайдеггер. Последний Бог: научное издание / А. Г. Дугин. — Москва : Акад. проект, 2014. — 846 с.
  5. Бердяев Н.А. Человек-машина. Вопросы философии, 1989, № 2, с. 147–162.
  6. В. С. Стёпин. Эпоха перемен и сценарии будущего // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий URL: https://gtmarket.ru/laboratory/expertize/5311/5315 (дата обращения: 10.08.2020).
  7. Кутырев В.А. Человеческое и иное: борьба миров. — СПб.: Алетейя, 2009. — 264 с.
  8. Алексеев А. Ю. Когнитологические проекты искусственной личности // Человек: Образ и сущность. Гуманитарные аспекты. Ежегодник. – Л.В.Скворцов [редактор-составитель] – М.: Человек. Гуманитарное знание. — Человек. Гуманитарное знание Москва, 2014. — С. 156–174.
  9. Ревко П.С. Искусственные интеллектуальные системы и повседневная жизнь человека. — Таганрог:  ТТИ ЮФУ, 2009. — 130 с.
  10. Europe’s digital sovereignty: from rulemaker to superpower in the age of US-China rivalry // European Council on Foreign Relations URL: https://www.ecfr.eu/page/-/europe_digital_sovereignty_rulemaker_superpower_age_us_china_rivalry.pdf (дата обращения: 10.08.2020).
  11. Карпов В. Э., Готовцев П. М., Ройзензон Г. В. К вопросу об этике и системах искусственного интеллекта // Философия и общество. — 2018. — № 2(87). — с. 84–105.
  12. Tristan Harris says tech is “downgrading” humanity — but we can fix it // VOX URL: https://www.vox.com/recode/2019/5/6/18530860/tristan-harris-human-downgrading-time-well-spent-kara-swisher-recode-decode-podcast-interview (дата обращения: 10.08.2020).
  13. Zuboff, Shoshana, 2019, The Age of Surveillance Capitalism: The Fight for a Human Future at the New Frontier of Power, New York: Public Affairs.
  14. Floridi, Luciano and Taddeo, Mariarosaria, What is Data Ethics? (November 14, 2016). Phil. Trans. R. Soc. A, Volume 374, Issue 2083, December 2016.
  15. Отчет о мероприятии «Влияние пандемии на развитие рынка труда» // DATAETHICS.RU. Исследования и дискуссионная площадка URL: https://dataethics.ru/2020/04/11/labor-market-conf-report/ (дата обращения: 10.08.2020).
  16. Л. Свендсен Философия свободы / Ларс Свендсен ; [пер. с норв. Е. Воробьевой] .  — М.: Прогресс-Традиция, 2015. — 262 с.
  17. Thinking Logically About The Risks Of Self-Driving Cars // FORBES URL: https://www.forbes.com/sites/lanceeliot/2019/08/06/thinking-logically-about-the-risks-of-self-driving-cars/#185abf0b72ce (дата обращения: 10.08.2020).
  18. Allen C., Wallach W., Smit I. Why Machine Ethics?// IEEE Intelligent Systems, vol. 21, no. 4, (July-Aug. 2006) pp.13.
  19.   Карпов В. Э., Готовцев П. М., Ройзензон Г. В. К вопросу об этике и системах искусственного интеллекта // Философия и общество. — 2018. — № 2(87). — с. 84–105.

Авторская справка: ГУРОВ Олег Николаевич, МBА, соискатель на степень кандидата философских наук, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт философии Российской академии наук, г. Москва, Россия. Преподаватель, Институт отраслевого менеджмента Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации,Москва, Россия. E-mail: gurov-on@ranepa.ru

Author’s Bio: GUROV Oleg Nicolaevich, MBA, applicant for PhD in Philosophy, Institute of Philosophy, Russian Academy of Sciences, Moscow, Russian Federation. Lecturer, Institute of Industrial Management of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration, Moscow, Russian Federation. E-mail: gurov-on@ranepa.ru


[1] Интересным примером является стратегический план развития Москвы «Умный город — 2030». В документе представлены приоритеты, цели и инструменты городского управления и развития на основе цифровых технологий. При этом в 23-страничном документе, презентующем основные принципы проекта, среди которых использование ИИ для решения городских задач и внедрение цифровых технологий для создания полноценной безбарьерной среды, упоминание об этической составляющей полностью отсутствует. См. Стратегия «Умный город — 2030» Вводные материалы и общие принципы // mos.ru Официальный сайт Мэра Москвы URL: https://2030.mos.ru (дата обращения: 10.08.2020).

[2] Можно вспомнить романы «Я, робот» и «Позитронный человек» А. Азимова, «Кибериаду», С. Лема и многие другие. Редким сюжетом является роман «Луна — суровая хозяйка» Р. Хайнлайна, в котором обретший разум суперкомпьютер возглавил бунт жителей космической колонии против угнетавших их землян, то есть, ИИ организовал восстание людей, а не машин. Многие из знаковых литературных произведений на подобные темы были впоследствии экранизированы, например, «2001: Космическая одиссея» А. Кларка и  «Мечтают ли андроиды об электроовцах?» Ф. Дика.

[3] ScienceDirect предлагает еще более фантастическое определение: «Искусственные интеллектуальные системы демонстрируют способность к обладанию сознанием третьего порядка, включающим когнитивную обратную связь, возможность самопознания и самооценки». Более подробно: Creating Artificial Dreams // ScienceDirect URL: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/B9780124046481000107 (дата обращения: 10.08.2020).

При цитировании, плиз, используйте ссылку:

Гуров О. Н. Этичное взаимодействие с интеллектуальными системами // Искусственные общества. 2020. T. 15. Выпуск 3 [Электронный ресурс]. Доступ для зарегистрированных пользователей. URL: https://artsoc.jes.su/s207751800010905-4-1/ (дата обращения: 25.09.2020). DOI: 10.18254/S207751800010905-4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *