Статья ««Коронакризис» и информационная политика государства. Необходимость срочной корреляции» в журнале «Экономика и управление: проблемы, решения»

В журнале «Экономика и управление: проблемы, решения» (№ 3, том 2 (99) – 2020 МАРТ 2020 году) напечатана статья Олега Гурова и Максима Сафонова ««Коронакризис» и информационная политика государства. Необходимость срочной корреляции».

Статья о том, что инвестиционная привлекательность государства или отдельного региона складывается из множества элементов, в том числе и состояния правовой, политической и экономической среды, принятых государством программ развития страны и отдельных секторов экономики. Но наряду с объективными и измеримыми данными, на восприятие страны, региона, города, деревни, на взгляд на них со стороны влияют и некоторые иные факторы, о которых и идет речь в статье.

Можно скачать файл pdf или прочитать основной текст статьи ниже.

Ссылка при цитировании: Сафонов М. С., Гуров О. Н. «Коронакризис» и информационная политика государства. Необходимость срочной корреляции. // Экономика и управление: проблемы, решения. 2020. Т. 2. № 3 (99). С. 109-116.

То, что происходит сейчас в стране и в мире, пока не поддается осмыслению. Отсутствие достоверной информации о вирусе, который поразил всю планету, постоянно нагнетаемые страхи, что все будет еще только хуже, но при этом раздающиеся торжественные заверения, что мы все же справимся, только осложняют положение дел и добавляют черных красок в картину окружающей действительности.

  За несколько истекших десятилетий мы пережили несколько глобальных кризисов, но ни с чем подобным еще ни разу не сталкивались. Изменения в нашей жизни происходят настолько стремительно, что мы не только не успеваем следовать за ними, но и придумывать новые формы определения того, что является в нашей жизни реальностью, а что незаметно стало глубокой виртуальностью. Ломаются границы в сознании, но восстанавливаются границы между государствами, которые так долго твердили как о едином политическом, экономическом и прочих пространствах. Грядет общемировая «перестройка» и «перезагрузка». Государство как обще стабилизирующее начало и субъект государственной политики, которая направлена не на трансформацию и рост, а на стабильность и создание понятных населению условий жизни сегодня и завтра, открытость и интерактивность — это возможные результаты положительного выхода из того, что кто-то из российских журналистов образно назвал корона-кризисом .

  Инвестиционная привлекательность государства или отдельного региона складывается из множества элементов, в том числе, и состояния правовой, политической и экономической среды, принятых государством программ развития страны и отдельных секторов экономики. Это очевидно. Но наряду с т.н. объективными и измеримыми данными, на восприятие страны, региона, города, деревни, на взгляд на них со стороны влияют и некоторые, о которых мы скажем ниже, социо-культурные факторы, которые включают множество не всегда очевидных и не всегда прозрачных установок. Эти факторы связаны с культурными ценностями, традициями, моделями поведения, на которые если и воздействовать посредством законодательных инициатив, то не факт, что они поменяются, а если и поменяются, то не скоро. При этом очевидна обратная зависимость, поскольку сами социо-культурные факторы оказывают большое и часто заметное влияние на политические, социальные и экономические процессы на всех уровнях .

  Для продвижения государства или региона крайне важно, с одной стороны, не забывать презентовать политику, проводимую в области культуры, в социальной сфере, демонстрировать максимальную прозрачность и способность говорить со всеми на одном языке. С другой стороны, чтобы донести до мировой общественности объективную картину происходящих в стране или городе событий, необходимо эффективно использовать друзей и союзников в лице представителей средств массовой информации, специализирующихся на освещении и интерпретации новостей на родном языке за рубежом.

  Но есть большое количество «но», особенно в ситуации, которую мы сегодня часто называем «постправда» или «постистина» . Мы вынуждены признавать, что живем в мире, где объективная информация и проверенные факты оказывают меньше влияния на формирование общественного мнения, чем чувственное восприятие, эмоциональный взгляд или личное мнение . Сегодня манипуляция эмоциями и жонглирование скандальными новостями, высказываниями и заявлениями, и их массовое тиражирование различными медиа, такими как телевидение, интернет, социальные сети и мессенджеры, оказывает гораздо большее влияние на общественное мнение, чем скучные и выверенные факты.      С одной стороны, мы должны «благодарить» развитие цифровых технологий за формирование у многих людей по всему миру своеобразного отношения к собственной жизни: гаджеты, виртуальность, иные способы уйти от действительности, заставляют современного человека замыкаться в своём собственном мирке, помогают отказываться от ответственности за принятие решений, раскрывают разные, не всегда положительные, стороны его характера. Использование социальных сетей, откуда современный человек зачастую черпает большую часть новостей, еще в большей степени способствует ограничению кругозора за счет создания информационного пузыря, формируемого алгоритмами, которые основаны на предпочтениях конкретного пользователя и его действиях в прошлом.

  При этом следует помнить, что цифровая трансформация и ее инструменты способны не только разъединять, разобщать и атомизировать общество, но при верном и продуманном подходе могут дать качественно новые возможности для развития. Нужно быть объективным и отметить, что цифровизация качественно изменяет множество инструментов, которые мы используем ежедневно в повседневной жизни – то, как общаемся, как делаем покупки, какими способами получаем и передаем информацию, и даже как работаем. Но кроме этого, цифровая трансформация – это и важнейший фактор управления в политической и экономической сферах. Деятельность самого государства в большой мере начинает осуществляться через систему цифровых платформ, более того, само государство становится платформой. Эта идея была изначально сформулирована Центром стратегических разработок в 2016 г., и ее главные составляющие — управление данными и информационной политикой, политика качества и стандартизация данных. Чтобы понимать, насколько продвинулась работа в этом отношении, отмечу, что задача текущего 2020 года – разработка и утверждение формата работы, в которой существенная роль государства, которую оно традиционно играло как посредник в движении налоговых, кадровых и статистических данных будет выполняться автоматическими алгоритмами .

  Общественная и социальная жизнь трансформируются. Развитие цифровых технологий совершенствует инструменты управления любыми процессами. Важные решения в различных сферах начинают приниматься с использованием технологий искусственного интеллекта . Например, несколько лет назад гонконгский венчурный фонд «Deep Knowledge Ventures», сферой деятельности которого является инвестирование в биотехнологии, «ввел» в совет директоров искусственный интеллект. Задачей ИИ является поиск трендов, которые недоступны человеку, осуществляющему анализ. Понятно, что это решение лежит, скорее, в плоскости PR, нежели в управленческом пространстве, но сам факт подобного решения подтверждает тенденцию, что технологиям уже отдается важная роль в принятии решений. Они обеспечивают интерактивность, дают обратную связь постоянно, при любом действии, доводят скорость передачи информации до невероятных значений, создают новые уровни прозрачности и т.д.

  Из-за «вездесущности» информационных потоков, отсутствия видимых границ, сами средства массовой информации претерпевают серьезную трансформацию, хотя и сохраняют свою роль важнейшего инструмента влияния на общество. Меняется государство — меняется гражданское общество, трансформируются и СМИ, параллельно, но с учетом всех происходящих изменений и в тесной корреляции с тем, что происходит в политике, экономике, простой жизни простого обывателя.

  Цифровизация становится синонимом развития и обретает материальные, осязаемые формы. При этом, несмотря на то, что производство и потребление бумаги в целом существенно сокращается, полностью отказаться от бумажных изданий и перейти в цифру общество пока не готово, в ближайшее время нас ждет гибридное потребление информации – по большей части в цифровом формате, но полностью им не ограничиваясь. Налицо и экономические, и культурные аспекты трансформации: целая индустрия меняется, и вместе с ней меняется и эстетика потребления информации, постепенно обретаются новые привычки, часть традиций уходит в прошлое.

  Трансформируется субъектно-объектная сторона массовых коммуникаций. СМИ всегда по своему определению были ориентированы на то, чтобы отражать интересы определенных сегментов, изначально обладали той или иной специализацией, коммуницировали с отдельными организациями, слоями населения, социальными классами и группами. Некоторые СМИ были ориентированы и на более узкие сектора, имели узкую профессиональную специализацию. Эта объектная сторона коммуникации претерпела существенные изменения, но и субъектная сторона также кардинально изменилась – сегодня драматически расширились возможности каждого высказать свое мнение. Если ранее перед автором информационного сообщения стояла задача не только создать продукт, но и найти подходящее СМИ, верифицировать сообщение, согласовав его с главным редактором или другими ответственными сотрудниками издательства, то сегодня существует огромное количество «информационных площадок», с которых в информационное поле можно выходить без каких-либо ограничений.

  Сегодня мы наблюдаем уникальное явление: технологические возможности настолько усовершенствовалась, кто коммуникация стала персональной, практически у каждого индивидуума появилась возможность доносить информацию до другого индивидуума. Вопрос в адресности информации. Адресность – это то, что делает коммуникацию либо эффективной, либо нет. Но не все участники информационного процесса обладают полнотой знания о том, как использовать предоставляемые им возможности трансляции и ретрансляции информации, и, как следствие, не всегда выигрывают или, что значительно хуже, постоянно проигрывают. «Цифра» позволяет говорить каждому и с каждым – но эта новая коммуникация является тем, чему необходимо учиться, и что, возможно, предполагает особое регулирование.

  Говоря о предоставленных нам возможностях и новых инструментах, которые становятся доступными для СМИ сегодня, нельзя забывать и о тех проблемах, с которыми мы начинаем постоянно сталкиваться сегодня. Решить их можно только коллективными усилиями: государство, гражданское общество, журналистское сообщество должны сотрудничать, осуществлять конструктивное, интерактивное, совместное «возделывание» общего информационного поля. Зло не нужно призывать – оно придет само туда, где пустота и хаос. А вот стабильную конструкцию, направленную на транслирование объективной информации, необходимо долго и заботливо создавать всем вместе. Цифровизация так широко раздвигает рамки возможностей, которыми обладает индустрия СМИ, что необходимо не забывать и всегда помнить главную задачу – представлять аудитории объективную картину и информацию, тем более, что цифровой подход позволяет сохранить и даже добавить остроту различной проблематике.

  Особое внимание в текущей ситуации СМИ должны уделять еще одной важной задаче – просвещению. Сформулированный основателем Би-би-си лордом Ритом девиз «информировать, просвещать, развлекать», не только прошел проверку временем, но и приобрел новое значение и должен использоваться как вектор для средств массовой информации сегодняшнего дня. Положительный опыт зарубежных стран, в том числе, связанный с успешными кейсами цифровой трансформации, должен быть объективно транслирован по всему миру для возможности тиражировать его и в других странах. Например, в Норвегии благодаря цифровизации стало возможным вовлечь лиц пожилого возраста в активную социальную жизнь, вновь сделать их активными членами общества, и даже предложить новую работу с использованием тех же цифровых технологий.

  Средства массовой информации как сектор, индустрия и инструмент политической и общественной жизни, безусловно, сохраняют важнейшую роль в новом мире, и перед ними стоит серьезный вызов в части совершенствования методов работы и продуманного перехода к интерактиву. В этих условиях СМИ не просто остаются, но и становятся еще более перспективной системой, превращаясь из средства трансляции информации в мощнейший инструмент коммуникации. Следует отметить, что масштабность СМИ диверсифицируется во всем многообразии от микроблогов до гигантских порталов и обеспечивает многочисленные способы коммуникации с пользователями. В этих условиях перспектива развития может быть концептуально сформулирована в виде некоего форума, в рамках которого каждый неравнодушный будет иметь доступ к интересующей его информации и возможность высказаться в отношении сообщений других участников информационных процессов. При этом коммуникация будет осуществляться с учетом определенных объективных правил поведения, которые позволят направить информационные потоки на создание нового знания, решения актуальных вопросов и, в конце концов, на создание лучшего будущего.

Иначе нам не избежать негативных явлений мета-паразитарного свойства. Понятие «мета-паразит» представляет собой метафору страхов перед непонятными и необъяснимыми явлениями в различных сферах жизни, которые распространяются способами, похожими на способы распространения паразитарных инфекций. Появление этого феномена обусловлено вирусной системой распространения информации, в частности, через сети. Необходим вдумчивый и разумный подход, система подходов.

Россия, занимающая 43 место в рейтинге стран, подготовленных к цифровой экономике, в свою очередь, должна перейти от бездумного копирования западных или восточных моделей. России необходимо, как это было и ранее, совершить технологический рывок и обеспечить технологический прорыв за счет перехода на принципиально новую модель развития, предполагающую наличие целостной системы алгоритмов с прямой и обратной связью в режиме реального времени. Основными принципами новой модели должны быть достижение пропорциональности и эффективности национального производства, а также рост полезности (качества жизни) конечного продукта. Это возможно лишь при условии включения в модель информации по динамике цен равновесия потребительского рынка. Диспропорциональность экономики, как основную причину кризиса, возможно ликвидировать за счет создания условий, при которых закон стоимости, как стихийный регулятор не будет действовать. Главным управляющим параметром являются государственные инвестиции совместно с частными (государственно-частное партнерство). Расчеты позволяют определить распределение производственных инвестиций по отраслям экономики, а также максимальный прирост реальной платежеспособности рубля за счет оптимизации структуры конечного продукта для потребительского рынка.

Что бы ни говорили эксперты об усилении роли государства в современной России и необходимости ее снижения, исторический опыт показывает, что только усиление в экономике координирующей роли государства позволяет выйти из кризиса. И в этом вопросе у России есть конкурентные преимущества — система распределенных ситуационных центров органов государственного управления. Необходим новый ГКНТ и новый Госплан, который будет использован «умным» правительством в интересах технического и культурного прогресса. Необходим корреляционный процесс, когда между двумя случайными величинами всегда появляется некоторая статистическая связь, которая необязательно имеет причинно-следственный характер. Часто заманчивая простота корреляционного процесса подталкивает нас к ложным интуитивным выводам о наличии причинно-следственной связи между парами признаков, в то время как коэффициенты корреляции устанавливают лишь статистические взаимосвязи. Например, рассматривая пожары в конкретном городе, можно выявить весьма высокую корреляцию между ущербом, который нанёс пожар, и количеством пожарных, участвовавших в ликвидации пожара, причём эта корреляция будет положительной. Из этого, однако, не следует вывод «увеличение количества пожарных приводит к увеличению причинённого ущерба», и тем более не будет успешной попытка минимизировать ущерб от пожаров путём ликвидации пожарных бригад. Корреляция двух величин может свидетельствовать о существовании общей причины, хотя сами явления напрямую не взаимодействуют. Например, обледенение становится причиной как роста травматизма из-за падений, так и увеличения аварийности среди автотранспорта. В этом случае две величины (травматизм из-за падений пешеходов и аварийность автотранспорта) будут коррелировать, хотя они не связаны причинно-следственно друг с другом, а лишь имеют стороннюю общую причину — гололедицу. В то же время, отсутствие корреляции между двумя величинами ещё не значит, что между ними нет никакой связи. Например, зависимость может иметь сложный нелинейный характер, который корреляция не выявляет. Данный метод обработки статистических данных весьма популярен в экономике, астрофизике и социальных науках (в частности в психологии и социологии), хотя сфера применения коэффициентов корреляции обширна: контроль качества промышленной продукции, металловедение, агрохимия, гидробиология, биометрия и прочие. В различных прикладных отраслях приняты разные границы интервалов для оценки тесноты и значимости связи. Популярность метода обусловлена двумя моментами: коэффициенты корреляции относительно просты в подсчете, их применение не требует специальной математической подготовки. В сочетании с простотой интерпретации, простота применения коэффициента привела к его широкому распространению в сфере анализа статистических данных.

  Так и с информационной политикой государства и теми последствиями коронакризиса, с которыми мы столкнемся в ближайшее время. Учитывая необходимость внедрения новой системы принятия решений как новой парадигмы для изменения вектора развития, требуется общественное обсуждение омнимодального подхода, на основе которого должна выстраиваться не только национальная, но и глобальная цифровые экономики. По мнению авторов, по итогам обсуждения следует создать отдельный Проектный офис в Правительстве РФ, который сможет сконцентрироваться на разработке конкретных шагов по внедрению оптимального подхода ко всем управленческим решениям, что, в свою очередь, позволит решить проблемы методического, математического, программного и организационно-технического обеспечения для внедрения этого подхода в практику государственного управления, а также для подготовки новых кадров, умеющих работать в условиях цифровой экономики.

Список литературы:

1.         Абросимова М.А. Информационные технологии в государственном и муниципальном управлении: Учебное пособие/Абросимова М.А. — М.: КноРус, 2013. – C. 248.

2.         Авдеева И.Л. Анализ перспектив развития цифровой экономики в России и за рубежом//Цифровая экономика и «Индустрия 4.0»: проблемы и перспективы. Труды научно-практической конференции с международным участием. 2017. С. 19-25.

3.         Акперов И.Г. Информационные технологии в менеджменте: Учебник/Акперов И.Г., Сметанин А.В., Коноплева И.А. — М.: НИЦ ИНФРА-М, 2013. – С. 400.

4.         Андиева Е.Ю., Фильчакова В.Д. Цифровая экономика будущего, Индустрия 4.0//Прикладная математика и фундаментальная информатика. – 2016. – № 3. – С. 214-218.

5.         Балдин К.В. Информационные технологии в менеджменте: Учебник для студентов учреждений высшего профессионального образования/Балдин К.В. — М.: ИЦ Академия, 2012. – С. 288.

6.         Бауэр В.П. Блокчейн как основа формирования дополненной реальности в цифровой экономике/Бауэр В.П., Сильвестров С.Н., Барышников П.Ю.// Информ. общество. — 2017. — № 3. — С. 30-40.

7.         Бестужева О.Ю. Некоторые особенности развития цифровой экономики / Бестужева О.Ю., Вершинская О.Н.//Энергетическая политика. — 2017. — № 5. — С. 49-57.

8.         Бондарик В.Н. Некоторые информационно-технологические аспекты цифровой экономики/Бондарик В.Н., Кудрявцев А.В., Лощинин А.А.//Микроэкономика. — 2017. — № 4. — С. 67-71.

9.         Бриньолфсон Э. Вторая эра машин: работа, прогресс и процветание в эпоху новейших технологий: перевод с английского языка/Бриньолфсон Э., Макафи Э. — М.: АСТ, 2017. – С. 382. — (Будущее уже здесь) (Политех) (New York Times bestseller).

10.       Ведута Е.Н. Цифровая экономика приведет к экономической киберсистеме // Междунар. жизнь. — 2017. — № 10. — С. 87-102.

11.       Венделева М.А. Информационные технологии в управлении.: Учебное пособие для бакалавров/Венделева М.А., Вертакова Ю.В. — Люберцы: Юрайт, 2016. – С. 462.

12.       Грамматчиков А. Золотой век «цифры». Наступает/Грамматчиков А., Гурова Т.//Международное публичное и частное право. — 2017. — № 3. — С. 10-15.

13.       Добрынин А.П. и др. Цифровая экономика — различные пути к эффективному применению технологии (BIM, PLM, CAD, IOT, Smart City, BIG DATA и другие)//International Journal of Open Information Technologies. — 2016. — Т. 4. — №. 1. — С. 4-1

14.       Дыжин А. Цифровая экономика майнит//Эксперт-Сибирь. — 2017. — № 41-42. — С. 24-26.

15.       Ивасенко А.Г. Информационные технологии в экономике и управлении: Учебное пособие / Ивасенко А.Г., Гридасов А.Ю., Павленко В.А. — М.: КноРус, 2013. – С. 158.

16.       Козырев А.Н. Моделирование НТП, упорядоченность и цифровая экономика//Экономика и мат. методы. — 2011. — Т.47, № 4. — С. 131-142.

17.       Кузнецова С.А. Цифровая экономика: новые аспекты исследований и обучения в сфере менеджмента/Кузнецова С.А., Маркова В.Д.// Инновации. — 2017. — № 7. — С. 20-25.

18.       Косиненко Н.С. Информационные системы и технологии в экономике: Учебное пособие/Косиненко Н.С., Фризен И.Г. — М.: Дашков и К. — 2015. – С. 304.

19.       Косолапов А.Б. Информационные технологии в экономике и управлении/А.Б. Косолапов, Т.И. Елисеева. — М.: КноРус. — 2013. – С. 160 — 176.

20.       Огородников Е. Давайте работать//Эксперт. — 2017. — № 23. — С. 38 -40.

21.       Лыгина Н.И. Россия и российские предприятия в глобальной экономике/ Лыгина Н.И., Рудакова О.В., Бардовский В.П. // Среднерусский вестник общественных наук. 2015. № 2(38). С. 163-171

22.       Панов А.В. Разработка управленческих решений: информационные технологии: Учебное пособие для вузов/ Панов А.В. — М.: Горячая линия -Телеком, 2012. – С. 151.

22.       Паньшин Б. Цифровая экономика: особенности и тенденции развития/Наука и инновации. – Издательский дом «Белорусская наука» Минск. – Т. 3. – № 157. – 2016. – С. 17-20.

23.       Смородинская Н.В. Ключевые черты и последствия индустриальной революции 4.0/Смородинская Н.В., Катуков Д.Д.// Инновации. — 2017. — № 10. — С.81-90.

24.       Соломатин М.С., Сайбель Н.Ю. Роль цифровой экономики в развитии государства//Институциональные и инфраструктурные аспекты развития различных экономических систем сборник статей международной научно-практической конференции: в 2 частях. – 2017. – С. 137-139.

25.       Устюжанина Е.В. Цифровая экономика как новая парадигма экономического развития/Устюжанин Е.В., Сигарев А.В., Шеин Р.А//Национальные интересы: приоритеты и безопасность. — 2017. — Т.13, № 10. — С. 1788-1804.

26.       Цифровой экономике пророчат рост // Информационное общество. — 2017. — № 3. — С. 80.

27.       Цифровая экономика и «Индустрия 4.0»: проблемы и перспективы (industry-2017) Труды научно-практической конференции с международным участием Редактор: Бабкин А.В. «Санкт- Петербургский политехнический университет Петра Великого» – 2017. – С. 685.

28.       Юдина Т.Н. Осмысление цифровой экономики//Теоретическая экономика. − 2016. − № 3. C. 12-16.

29.       Ярцев Д. И. и др. Экономика стандартизации в цифровую эпоху и информационно-коммуникационные технологии на примере Британского института стандартов//International Journal of Open Information Technologies. – 2016. – Т. 4. – №. 6. — С. 9-20.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *