Интервью с Олегом Гуровым

На портале экспертного сообщества «Умная страна» вышло интервью c Олегом Гуровым, в котором он анализирует происходящие события с позиции эксперта по цифровым технологиям и предлагает подходы к использованию получаемого опыта для создания благополучного будущего.

Интервью можно прочитать здесь. Также часть интервью представлена ниже:

О цифровой грамотности, цифровых вызовах и возможностях.
«Умная страна» поговорила о вызовах и возможностях новой экономической системы с Олегом Гуровым, руководителем «Центр развития деловых компетенций»


В.: Олег, в первую очередь, представьтесь, расскажите о себе. На чем ставите основные акценты в своей деятельности?

О.: В настоящее время я преподаю в РАНХиГС бизнес-дисциплины, такие как «стратегический менеджмент», «управление изменениями», а также философию. Занимаюсь общественной деятельностью, руковожу созданной мной некоммерческой организацией «Центр развития деловых компетенций» (https://dataethics.ru). Исследуем различные стороны цифровой трансформации, то, как эти процессы влияют на общество и человека, и что делать, чтобы всем нам оставаться на плаву, быть востребованными и иметь возможности для развития. Сотрудничаю с Правительством Москвы, Общественной палатой РФ, ведущими российскими ВУЗами. В прошлом я много лет работал в финансовом секторе, банковском и страховом, но затем меня увлекла наука и общественная деятельность. Пришло время объединить практический и академический бэкграунд и расширить контуры деятельности.

В.: Что можете сказать про текущую ситуацию, насколько глубоки кризисные явления?

О.: В первую очередь, я не соглашусь с тем, что именно сегодня мы находимся в кризисе. Текущий этап – это пока не кризис, а банальная истерия и паника, вызванные страхами и резким изменением привычного уклада вещей. Важно всегда сверяться с понятиями, углубляться в значение слов, которыми оперируешь. Это упражнение позволяет ухватить суть вещей и, кстати, трезво смотреть на происходящее. И, «кризис», по одному из первоначальных определений, это трудное очищение. Ничего хорошего, это как война, которая является продолжением политики, когда возможности для договора, для убеждения оппонента окончательно исчерпаны. Это финальное решение неразрешимых вопросов. Не думаю, что перед нами именно такая ужасная картина.

В.: Как в этом случае вы можете охарактеризовать то, с чем мы столкнулись?

О.: Думаю, что если посмотреть на происходящее трезво, то в первую очередь, извините за банальность, это тема для изучения. Это набор проблем, которые резко и остро вышли на поверхность. Во-первых, это медицинская проблема – состояние самой системы здравоохранения. И шире — проблема медикализации общества, вопрос о границах ответственности медицины и человека. Мы давно передали медицине огромное количество личной ответственности – даже за плохое настроение и за собственную лень. Понятно, что мы ждем от нее отпущения грехов и гарантированного спасения, но в реальности это не совсем так работает. Это вопрос и политический, и философский. Это не новый вопрос, но текущая ситуация подтверждает необходимость исследования медикализации с различных позиций. Во-вторых, перед нами проблема экономическая – и в этом сегменте действительно запущен кризисный механизм – объективно рост замедлился, заметны валютные колебания и так далее. Мир уже стал доступным, глобальным, экономические связи давно переросли государственные границы. И не в первый раз мы сталкиваемся с тем, что за возможности, за масштаб, за скорость приходится платить. Важным стрессообразующим фактором является скорость – пружина времени буквально выстреливает, не хватает времени, чтобы все хоть как-то пришло в баланс. Раньше говорили о «текучей современности». В течение нескольких десятилетий динамика процессов нарастала, и чтобы быть успешным, нужно было следить и приспосабливаться к изменениям, а сейчас мы наблюдаем новый феномен – процессы развиваются еще более стремительно и бескомпромиссно.

При этом информационные потоки, огромное количество данных и каналов привели к тому, что у разных сфер деятельности стираются границы, происходит взаимное влияние и мутации по вирусному принципу. Я называю это явление «метапаразитарным» – события, происходящие в медицинской области, в режиме онлайн влияют на события на фондовых рынках, возникает паника, распространяющаяся как паразитарная инфекция. Испуганные люди как саранча сметают все с прилавков, появляется дефицит медицинских препаратов, который снова относится к медицинской сфере, и далее и далее.

В.: Как разделить в данном случае ответственность государства и отдельных граждан?

О.: Я продолжу перечисление списка проблем. Еще один вопрос, требующих исследования, это вопрос ответственности правительств различных стран перед своими гражданами. Если честно, складывается впечатление, что правительства вынуждены действовать по шаблонам, утвержденным в предыдущей парадигме, которые не учитывают, что обстоятельства в некоторой степени новые, необычные, и по этой причине пока отсутствует наработанная практика. Нужен свежий подход, сотрудничество на всех уровнях с учетом того, в каком мире мы живем. Эффективность многих решений вызывает сомнения. Например, ситуация в Киеве, где прекратили работу метрополитена, вызвала повышение социальной напряженности, а это точно не то, что требуется. Вот это прямой путь к кризису – люди сидят дома, негатив накапливается. Ситуация парадоксальная. И необходимо срочно бросить все усилия на то, чтобы определить наиболее правильные действия, мотивацию. Для начала поставить четкие цели – это упражнение реалистично выполнить в разумные сроки, ведь мы обладаем огромным количеством данных со всего мира, полученных во время борьбы с инфекцией за последние 2 месяца.

В.: Какие практические шаги вы могли бы предложить?

О.: Конечно же, использовать возможности цифровых технологий в первую очередь. Особенно в части обработки данных в сжатые сроки – это необходимо сделать, обобщив полученный опыт со всех уголков мира. Это даст объективную картину происходящего, избавив от спекуляций различного толка. Вопрос непростой, например, мы не знаем, что происходит в некоторых регионах и государствах, например, в Туркменистане, ряде государств африканского континента. Этот вопрос должен быть проработан отдельно, иначе рождаются популистские теории, возникают новые риски.

Необходимо обеспечить прозрачность процессов и коммуникаций, выработку общего языка и правил – я уже говорил об этом. И это не теоретическое пожелание, а практическая задача. Острой проблемой является фильтрация информации – где найти баланс между недопущением паники и сокрытием правды?

Решив эти вопросы, мы получим объективную информацию и правила игры. И на этой базе необходимо незамедлительно организовать общественную дискуссию на всех уровнях, вырабатывать и делать конкретные шаги в сторону управляемого будущего.

В.: Как вы думаете, то, что вы говорите, это реалистично?

О.: С научной точки зрения, думаю, что человечество не совсем было готово к этому вызову. То, что мы имеем – это материал для работы. Сегодня вирус подверг риску жизнь и здоровье старшего поколения. Мы думаем, что с этим делать. Но нам также начать думать уже сегодня, что будет, если эпидемия вернется с противоположным знаком и наиболее уязвимыми окажутся представители других поколений? Поэтому надо понимать, что момент напряженный, мы находимся в ситуации, когда необходимо и договариваться о смыслах, и решать тактические вопросы, и одновременно планировать будущее. Это непросто, но я настроен позитивно. Из минусов всегда можно сделать плюсы: сегодня у нас остается все меньше шансов не двигаться в сторону друга и не сотрудничать. Это заметно и на бытовом уровне: многие отмечают атомизацию в обществе, разрыв связей, уход в виртуальность. Но сегодня я вижу обратный процесс. Люди, напротив, интенсивно общаются, поддерживают друг друга, делятся советами и оказывают поддержку.

В.: Вы говорите о том, что каждый несет ответственность за свои действия, особенно, в такой момент как сейчас. Лично вы что-то предпринимаете, участвуете в урегулировании этой ситуации?

О.: Я стараюсь в первую очередь проводить просветительскую работу со студентами. Текущая ситуация относится, как я говорил, ко всем сферам жизни, и мы исследуем ее с соответствующих профессиональных позиций. Это дает студентам понимание, как все устроено, определенную уверенность, и далее они распространяют это знание и настрой по сетевому принципу.

Кроме этого, я записал аудиолекцию на тему текущей эпидемии и инфодемии как культурного феномена и выложил на youtube. В ней я призываю осознанно относиться к ситуации и вести себя достойно и ответственно – это очевидно, но никогда не избыточно повторять эту мантру.
И, конечно, вместе с несколькими моими единомышленниками мы периодически публикуем в социальных сетях посты на темы, о которых говорим с вами сейчас. И эти посты вызывают интерес и одобрение, потому что люди стремятся к добру и справедливости, и все хотят достойное сегодня и завтра.

В.: Что вы можете посоветовать нашим читателям, как лучше вести себя в такие моменты?

О.: Я думаю, что надо всегда искать выгоды и возможности – других вариантов не вижу. Во-первых, повторю, сейчас особенно важно помогать ближним, консультировать, успокаивать, организовывать – в том, в чем ты силен, с учетом тех ресурсов, которые у тебя есть. И еще, как культуролог по одной из моих профессий, советую обратиться к искусству, к классике. Это источник, который дает силы и видение для неприятия спекулятивных суждений и ответственного поведения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *