Особенности корпоративной культуры в финансовой сфере современной России (банковский и страховой сектор)

Статья напечатана в сборнике научных статей, посвященного 70-летию установления дипломатических отношений между Китаем и Россией.

Тема сборника: «ИССЛЕДОВАНИЯ ПО РОССИЕВЕДЕНИЮ В НОВУЮ ЭПОХУ

Нанкин, 2019 год

О.Н. Гуров

Москва, Россия

В данной статье рассматриваются особенности формирования и текущее состояние корпоративной культуры финансовой сферы России. Культурологический анализ данного явления осуществляется в контексте исторического формирования российской хозяйственной культуры и отношения к труду. Корпоративная культура, сложившаяся в финансовой сфере, является достаточно нестабильной, и эта особенность в некоторой степени характерна для современного российского делового сообщества в целом, отражая, как национальную, так и деловую специфику России.

Ключевые слова: корпоративная культура России, хозяйственная культура России, корпоративная культура финансовой сферы.

Корпоративная, или организационная культура различных хозяйственных сфер России является частью общей русской культуры, и поэтому корпоративная культура также сложна и противоречива. Н.А. Бердяев охарактеризовал основную проблему русской культуры именно так: «Россия — противоречива, антиномична. Душа России не покрывается никакими доктринами. Подойти к разгадке тайны, сокрытой в душе России, можно, сразу же признав антиномичность России, жуткую ее противоречивость». (Бердяев 2016: 11) История рыночной экономики в современной истории Российской Федерации исчисляется немногими десятилетиями. Это очень короткий срок даже в современной ситуации, характеризующейся стремительными изменениями во всех сторонах жизни. За 25 лет Россия прошла путь от плановой социалистической экономики к качественно иной системе существования. Многие сферы экономической жизни принципиально изменились и трансформировались в соответствии с требованиями времени. Среди различных отраслей можно выделить финансовую сферу, которая, во-первых, явилась аккумулятором и распределителем различных ресурсов в условиях трансформации и перехода в новую экономическую реальность, особенно, в первое десятилетие после развала Советского Союза, и, во-вторых, которая стала платформой для управления и обслуживания создающегося общества потребления. В банковском и страховом секторе на протяжении более десятилетия наблюдалось экстенсивное развитие, множилось число корпоративных и розничных банков и страховых компаний, чья деятельность оказала не только чисто экономическое, но и культурное воздействие на все общество.

В данной статье под понятием корпоративной культуры финансовой сферы подразумевается система профессиональных представлений у работников данной сферы, то, каким образом данное сообщество осознает себя и свое место в деловой культуре современной России, а также то, как представители банковского и страхового секторов и их система коммуникаций воспринимаются иными профессиональными сообществами. Следует отметить, что финансовая сфера включает в себя и иные сегменты, однако, в данной статье фокус сделан именно на банковский и страховой сегменты.

Чтобы приблизиться к этой задаче, в первую очередь, необходимо дать оценку тому, как в России формировалось отношение к труду в целом. Труд является одной из ключевых категорий и ценностей культуры и определяет экономическое и во многом само же культурное развитие, при этом ценность самого труда определяется политической и экономической ситуацией и социокультурными установками. Эта сложное взаимное переплетение характеризует ценность труда в российской культуре особенно неоднозначно и противоречиво по сравнению с рядом других ценностей культуры.

Более пятисот лет Россия фактически не знала свободного труда, с XVI века и фактически до распада Советского Союза, от установления крепостного права и до разрушения советской системы, труд (по большей части физический) был в большей или меньшей степени принудительным или как минимум добровольно-принудительным. Вполне естественно, что в существенной мере труд воспринимался как проклятье и несчастье. Парадоксально, что при этом у людей, которые занимались этим трудом, также было негативное отношение, и к интеллектуальному, и духовному труду – крестьяне и, позднее, рабочие, относились к занятиям своих господ или хозяев как к чему-то несерьезному, игре, или даже как к чему-то дьявольскому или вредному, опасному.

В советское время, конечно, все системы претерпели существенные изменения, и это не могло не повлиять, в частности, и на отношение к труду. Можно выделить следующие особенности хозяйственной культуры в советской системе. Во-первых, политические и идеологические ценности доминировали над прагматическими и экономическими. Во-вторых, система организации труда носила экстремальный, во многом мобилизационный характер. В качестве иллюстрации можно вспомнить систему пятилеток со сверхзадачами, решение которых требовало неимоверные усилия огромного числа трудящихся. В-третьих, система была выстроена таким образом, что во многих случаях подавляла инициативу работника, и вообще можно сказать о том, что индивид в качестве хозяина и работника как единица измерения вытеснялся и замещался коллективом, достаточно вспомнить политику коллективизации.

При этом, труд воспринимался как естественная обязанность, и отказ от труда не только осуждался на общественном или бытовой уровнях, но и карался законом. В Уголовном Кодексе СССР существовало статья за такое преступление, как тунеядство. (Президиум ВС РСФСР 1970) «Деятельность в рамках «свободной профессии» трудом не считалась – классическим примером служит дело осужденного за тунеядство поэта, впоследствии Нобелевского лауреата И. Бродского, чье неинституционализированное поэтическое творчество не рассматривалось как общественно полезный труд.» (Шумейко 2008: 11)

В постсоветский период ситуация качественно поменялась. Труд перестал быть институционально определенной обязанностью, но основной мотивацией для труда стала экономическая составляющая – средство заработка и содержания себя и семьи. При этом, целью трудовой деятельности стала в существенной степени максимизация потребления, обеспечение максимально высоких стандартов жизни любой ценой. Следует отметить, что в данном случае речь идет о вхождении в общество потребления, в котором товары и услуги становятся в первую и главную очередь символами престижа и статуса, и в этом качестве определяют оценку их владельца в глазах других людей. (Бодрийяр Ж. 2006: 18)

В соответствии с результатами социологических опро­сов, проведенных Институтом комплексных социальных исследований РАН, «традиционное представление о том, что право на собственность является результатом упорного и честного труда, подвергается респондентами большому сомнению. Около половины населения убеждены в том, что зависимость между добросовестным трудом и богатством отсутствует, а благосостояние определя­ется личными связями и волей случая.» (Шумейко 2008: 13) Можно предположить, что это убеждение было подкреплено тем фактом, что за короткий период, следующий за распадом СССР, ряд предпринимателей, используя свои связи и авантюрный, предприимчивый характер, смогли нажить огромные богатства, в то время как основная часть населения неожиданно и в достаточно жестком режиме оказалась погруженной в «дикий капитализм».

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что отношение к труду в России изначально и в динамике было достаточно неоднозначным. И это не могло не повлиять на корпоративную культуру в западном понимании этого термина: «Культура корпорации — определенные позиции, точки зрения, манеры поведения, в которых воплощаются основные ценности, выражение этих ценностей претворено в организационной структуре и в кадровой политике» (HR Портал)

При этом сам банковский и страховой сектор, породивший фактически армию профессионалов уже в нескольких поколениях, сам по себе представляет собой неоднозначное культурное явление и может являться объектом культурологического анализа. В связи с этим, исследование корпоративной культуры финансовой сферы является особенно интересным, так как с началом рыночной экономики банковский и страховой секторы аккумулировали огромный объем материальных средств, и по сути приватизация экономики прошла именно через финансовый сектор. Вследствие этого, финансовая сфера стала платформой для формирующегося общества потребления в связи с ростом корпоративного и частного кредитования и сопутствующему ему развитием страхования. Также необходимо отметить, что, начиная с девяностых годов прошлого века, и вплоть до начала финансового кризиса 2008 года количество банков и страховых компаний неуклонно росло, и сотрудники финансового сектора стали составлять заметную долю на трудовом рынке.

Таким образом, целесообразно рассмотреть корпоративную культуру финансовой сферы как с точки зрения ценностей в менталитете банкиров и страховщиков, так и с другой стороны, восприятия финансовой сферы представителями других сегментоа. По причинам, указанным выше, финансовая сфера изнутри воспринимается как элитарная сфера, и люди, которые в ней работают, ощущают себя в некоторой степени привилегированными менеджерами. При этом, со стороны остального бизнес-сообщества эта сфера воспринимается как некая синекура, и при этом как закрытая система, «черный ящик», с которой у других сфер бизнеса, как правило, не складывается открытого диалога. В частности, даже официальный пресс-релиз Ассоциации российских банков подтверждает, что «Правительство и компании пеняют им на недостаточные объемы кредитования, а потребители услуг обвиняют в излишней суровости», (Служба финансово-экономической информации 2009: 3), а на главном российском банковском интернет-форуме можно встретить обсуждения имиджа банкиров, где банкирам вменяется, что «Зарабатываете Вы (банкиры) частенько на тех, кто не имеет иного выхода, как только в кредит. ПрОценты по кредитам лупите нещадно, по вкладам пОценты жмёте. Вы ничего не производите, Вы посредники между желаниями простых людей и дорогостоящим их воплощением». (Собирательный образ банкира)

Сотрудники банковского сектора зачастую воспринимаются как работники, у которых отсутствует инициатива и ответственность при стремлении минимизировать свою вовлеченность в рабочие процессы, негативное отношение к инициативе других, как внутри, так и вне своей организации. При этом им свойственна сильная корпоративная зависимость от вертикального руководителя. Иными словами, со стороны бизнеса, финансовая сфера воспринимается как вирусная структура, как паразит на теле экономики. (Рудалев 2016) Словом, на метафору «вирус» вообще стоит обратить особое внимание как на универсальный концепт культуры — все процессы развития общества можно представить в качестве бесконечной череды вирусных мутаций. Само понятие вируса стало в большой мере метафорой современности, и сегодня понятие вируса практически универсально. Но здесь особенно важно то, что финансовая сфера и рефлексия ее роли в современном обществе происходит в рамках современного, актуального вокабуляра, и это подтверждает то, что значение финансовой сферы для общества велико, ее деятельность является актуальной и востребованной, но сфера остается закрытой и непонятной, и поэтому вызывает негативное отношение, так как у остального бизнес-сообщества отсутствует с ней конструктивный диалог и понимание механизмов ее деятельности.

Закрытость данной сферы частично объясняется тем, что фактически ни один из российских банкиров (нынешних и текущих) не смогли стать легендарной фигурой, создать образ титана отрасли, гуру для широкой общественности, несмотря на то, что банковская система контролирует существенную часть российской экономики, и в истории современной России фактически существовал период т.н. «Семибанкирщины» (популярное название в российских СМИ группы крупнейших представителей российского финансового бизнеса, игравших в девяностые годы ключевую роль в политической и экономической жизни). Как писал в 2006 году А.И Солженицын, «… Чуть позже проступила Семибанкирщина, напрямую сговорившаяся контролировать высшую власть над Россией. (Почти 50% экономики России – уже в их руках, а будет и больше. По самым новейшим данным – 15 крупнейших компаний и банков контролируют 70% экономики страны.)» (Солженицын 2006: 57)

Таким образом, несмотря на огромные возможности и власть, ни один из крупных банкиров и, шире, финансистов не стал национальным героем или ролевой моделью в обществе.

В текущей ситуации, когда кризисные явления в экономике сопровождаются политикой Центрального Банка России, направленной на постепенное сокращение количества банков и страховых компаний, с определенной периодичностью в течение последних несколько лет ряд многие финансовые институты лишаются лицензий и вынуждены прекращать свою деятельность. Соответственно, вследствие этого, среди банковских служащих и сотрудников страховых компаний наблюдается рост безработицы. (Паперная, Кущук 2014) Эти условия не могут не оказывать значительного влияния на корпоративную культуру финансового сектора, как в социальном аспекте, так и с психологической точки зрения. Сотрудники упраздненных организаций, которые формируют пул слабо востребованных кандидатов на конкурентном рынке труда, имеют высокий уровень тревожности и во многом негативные ожидания. Те же банкиры, которые продолжают работать в стабильных банках и организациях, также во многом настроены пессимистично относительно дальнейших перспектив карьерного и профессионального развития. В сети можно встретиться множество дискуссий на данную тему, например, «… сейчас везде сокращения, падения продаж, и так далее, все ужимаются, те кто сидит на более менее нормальных местах никуда с них не уйдут. В Банковской сфере полный швах, в не банковской сфере банковских работников с распростертыми объятиями тоже не ждут. Сейчас строить планы на построение карьеры совершенно бесполезно…» (Карьерный рост в банках)

Таким образом, несмотря на то, что в России в последние десятилетия имело место множество качественных изменений, которые трансформировали политическую и экономическую систему, и повлияли во многих аспектах на культурную жизнь, нельзя говорить о том, что на данный момент в отдельно взятой финансовой сфере сформировалась цельная и жизнеспособная корпоративная культура. Слишком быстрое разрушение традиционных моделей без создания культуры нового качества, в которой устойчивые традиционные основы массового сознания и новые ценности могли бы привнести синергетический эффект, не позволило создать полноценную культурную картину мира для финансовой сферы. Основываясь на том, что исторически в России складывалось неоднозначно отношение к труду в целом, и вследствие того, что изменения, произошедшие в последний период, имели резкий и достаточно болезненный характер для существенной части населения, корпоративная культура, сложившаяся в финансовой сфере, во многом флагманской для экономики, является достаточно нестабильной и не несет в полной мере ценностную и даже коммуникационную функцию. В современном российском обществе сложился неоднозначный и противоречивый образ современного финансиста, который, отметим, при этом является в большей или меньшей степени характерной фигурой для российского делового сообщества в целом. Однако, вследствие того, что отрасль с самого начала формирования рыночной экономики получила гораздо больший импульс к развитию по сравнению с другими видами бизнеса, у финансистов можно выделить особенно ярко выраженные проявления корпоративной культуры, отражающие как национальную, так и деловую ее специфику.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Бердяев Н.А. Душа России (сборник статей). М: Центрполиграф, 2016. ??? с. 4.
  2. Бодрийяр Ж. Общество потребления. Его мифы и структуры. М.: Культурная революция, Республика, 2006. 269 с.
  3. Паперная И. Кущук В. Жертвы банковской войны // Профиль. 2014. Режим доступа: http://www.profile.ru/obsch/item/83671-o-bednom-bankire-zamolvite-slovo
  4. Рудалев А. Крепостная экономика банков. Режим доступа: https://svpressa.ru/blogs/article/163010/
  5. Солженицын А. И. Россия в обвале. М.: Русский путь, 2006. 208 с.
  6. Шумейко М. Особенности корпоративной культуры в постсоветском российском обществе // Власть. 2008. № 12. 64 с.
  7. Карьерный рост в банках. Режим доступа: http://www.banki.ru/forum/?PAGE_NAME=read&FID=15&TID=300692
  8. Президиум Верховного Совета РСФСР. Указ от 25 февраля 1970 года о внесении дополнений и изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный Кодексы РСФСР. Режим доступа: http://www.libussr.ru/doc_ussr/usr_7253.htm
  9. Служба финансово-экономической информации.  Негативный образ банкира и суровые реалии действительности // Дайджест-финансы. 2009. № 5(173). 4 с.
  10. Собирательный образ банкира. Режим доступа: http://www.banki.ru/forum/?PAGE_NAME=read&FID=22&TID=138913
  11. HR Портал. Сообщество HR менеджеров. Определения организационной (корпоративной) культуры. Режим доступа: http://hr-portal.ru/pages/okk/ook.php

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *